Abc-contact.ru

АБС Контакт
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Взыскание материального ущерба с работника. Порядок, срок давности

Взыскание материального ущерба с работника. Порядок, срок давности

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 15 июля 2010 г. N 33-20078 (ключевые темы: возмещение ущерба — сроки исковой давности — ДТП — работодатель — служебные обязанности)

Определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 15 июля 2010 г. N 33-20078

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Строгонова М.В.,

судей Донковцевой Э.С., Ломакиной Л.А.,

при секретаре Черных В.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Донковцевой Э.С. гражданское дело по кассационной жалобе ответчика Покатова А.В. на решение Тушинского районного суда г. Москвы от 27 апреля 2010 г., которым постановлено:

исковые требования ООО "Регионпром" к Покатову Алексею Владимировичу о возмещении ущерба причинённого дорожно-транспортным происшествием в порядке регресса удовлетворить.

Взыскать с Покатова Алексея Владимировича в пользу ООО "Регионпром" в счёт возмещения ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия в порядке регресса денежную сумму в размере 109 970 руб. 27 коп., государственную пошлину в размере 2 699 руб. 70 коп., а всего взыскать 112 669 (сто двенадцать тысяч шестьсот шестьдесят девять) руб. 97 коп.,

истец ООО "Регионпром" обратился в суд с иском к Покатову Алексею Владимировичу о возмещении ущерба причинённого дорожно-транспортным происшествием в порядке регресса.

В обоснование заявленных требований указал, что дорожно-транспортным происшествием Покатов Алексей Владимирович работал в ООО "РЕГИОНПРОМ" водителем автомобиля ВАЗ 21115 гос. per. N . по трудовому договору N . от 03.03.2006 г. Приказ о приеме работника на работу N . от 03.03.2006 г.

"15" августа 2006 г. в 18 часов 00 минут при исполнении ответчиком Покатовым А.В, его служебных обязанностей по его вине произошло дорожно-транспортное Происшествие, а именно следуя по Кутузовскому проспекту в сторону центра в результате не соблюдения дистанции до впереди движущихся автомобиля Мицубиси Каризма гос. per. N . и Газ-3221-14 гос.рег. N . ответчик произвел столкновение с ними, в результате чего Мицубиси Каризма roc per. N . под управлением водителя Бардеевой Татьяны Викторовны, причинены технические повреждения левой и правой передних фар, левой задней фары, бампера переднего, накладки на бампер передний, заднего бампера, накладки на задний бампер, капота, эмблемы, решетки радиатора, крышки багажника, скрытые повреждения, накладки на заднюю панель.

Вина ответчика Покатова А.В.. подтверждается протоколом об административной ответственности . от 15.08.2006 г.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от "11 "декабря 2009 года по делу N А40-103327/09-84-550 с ООО "РЕГИОНПРОМ" в пользу ОСАО "Ингосстрах" (страхователя потерпевшей гражданки Бардеевой Т.В.) взыскано 109.970 (сто девять тысяч девятьсот семьдесят) рублей 27 копеек.

Общая сумма возмещения ущерба включает:

-часть стоимости восстановительного ремонта и утраты товарного вида принадлежащего ему автомобиля в размере 107813 (сто семь тысяч восемьсот тринадцать) рублей 99 копеек;

-госпошлину в размере 2156 (две тысячи сто пятьдесят шесть) рублей 28 копеек. Указанная сумма 31 декабря 2009 г. была перечислена на счет ОСАО "Ингосстрах".

Представитель истца по доверенности Акимова ЕС в судебное заседание явилась, поддержала заявленные требования.

Ответчик Покатов А.В. в судебное заседание явился, иск не признал, показал, что действительно состоял в трудовых отношениях с ООО "Регионпром", факт ДТП не отрицает и не оспаривает, заявил о пропуске истцом срока исковой давности по заявленным к нему требованиям (лд. 26).

Суд, выслушав стороны, проверив письменные материалы дела, обозрев административный материал по факту дорожно-транспортного происшествия, оценив представленные доказательства в их совокупности, постановил вышеуказанное решение, об отмене которого просит ответчик в кассационной жалобе, полагая решение суда неправильным.

Обсудив доводы кассационной жалобы, проверив материалы дела, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда.

Согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Работник несет материальную ответственность как за прямой действительный ущерб, непосредственно причиненный им работодателю, так и за ущерб, возникший у работодателя в результате возмещения им ущерба иным лицам.

На работника возлагается материальная ответственность в полном размере в случае причинения ущерба в результате административного проступка, если такой установлен соответствующим государственным органом, в соответствии с п. 6 ст. 243 ТК РФ.

Как установлено в судебном заседании Покатов Алексей Владимирович работал в ООО "РЕГИОНПРОМ" водителем автомобиля ВАЗ 21115 гос. per. N . по трудовому договору N . от 03.03.2006 г. Приказ о приеме работника на работу N . от03.03.2006 г.(лд. 18).

"15" августа 2006 года в 18 часов 00 минут при исполнении ответчиком Покатовым А.В. его служебных обязанностей по его вине произошло дорожно-транспортное Происшествие, а именно следуя по Кутузовскому проспекту в сторону центра в результате не соблюдения дистанции до впереди движущихся автомобиля Мицубиси Каризма гос. per. N . и Газ-3221-14 гос. per. N . ответчик произвел столкновение с ними, в результате чего автомобилю Мицубиси Каризма гос. per. N . под управлением водителя Бардеевой Татьяны Викторовны причинены механические повреждения, а именно: технические повреждения левой и правой передних фар, левой задней фары, бампера переднего, накладки на бампер передний, заднего бампера, накладки на задний бампер, капота, эмблемы, решетки радиатора, крышки багажника, скрытые повреждения, накладки на заднюю панель (лд. 9).

Вина ответчика Покатова А.В. подтверждается Протоколом об административной ответственности . от 15.08.2006 г.

По решению Арбитражного суда г. Москвы Решением Арбитражного суда г. Москвы от "11" декабря 2009 года по делу А40-103327/09-84-550 с ООО "РЕГИОНПРОМ" в пользу ОСАО "Ингосстрах" (страхователя потерпевшей гражданки Бардеевой Т.В.) взыскано 109970 (сто девять тысяч девятьсот семьдесят) рублей 27 копеек.

Читайте так же:
Документы в гаи для регистрации автомобиля

Общая сумма возмещения ущерба включает:

— часть стоимости восстановительного ремонта и утраты товарного вида принадлежащего ему автомобиля в размере 107813 (сто семь тысяч восемьсот тринадцать) рублей 99 копеек;

— госпошлина в размере 2156 (две тысячи сто пятьдесят шесть) рублей 28 копеек (лд12).

Указанная сумма 31 декабря 2009 г. была перечислена на счет ОСАО "Ингосстрах" (лд20).

Данные обстоятельства подтверждены материалами дела и не оспаривались и не отрицались сторонами в судебном заседании.

Рассматривая заявление ответчика о пропуске исковой давности, суд приходит к следующему.

На основании ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок ля защиты права по иску лица, право которого нарушено. Общий срок исковой давности устанавливается в три года ( ст. 196 ГКРФ).

На основании п. 1 ст. 197 ГК РФ для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком.

Правила статей 195 , 198 — 207 настоящего Кодекса распространяются также на специальные сроки давности, если законом не установлено иное ( ст. 196 ГК РФ).

Согласно ч. 2 ст. 392 ТК РФ, работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю в течение одного года со дня обнаружения причиненного ущерба.

Судья не вправе отказать в принятии искового заявления по мотиву пропуска работодателем годичного срока, исчисляемого со дня обнаружения причиненного ущерба ( часть вторая статьи 392 ТК РФ).

Если работодатель пропустил срок для обращения в суд, судья вправе применить последствия пропуска срока (отказать в иске), если о пропуске срока до вынесения судом решения заявлено ответчиком и истцом не будут представлены доказательства уважительности причин пропуска срока, которые могут служить основанием для его восстановления ( часть третья статьи 392 ТК РФ).

Согласно п. 3 Постановления Пленума Верховного уда РФ от 16 ноября 2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" к уважительным причинам пропуска срока могут быть отнесены исключительные обстоятельства, не зависящие от воли работодателя, препятствовавшие подаче искового заявления.

Согласно пункту 1 ст. 1081 ГК РФ, лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.

В силу п. 3 ст. 200 ГК РФ по регрессным обязательствам течение исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства.

Согласно части 2 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации Работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю в течение одного года со дня обнаружения причиненного ущерба.

Как установлено по делу, ответчик работал в ООО "РЕГИОНПРОМ" с 03.03.2006 г. (приказ N. от 03.03.2006 г.) по 02.08.2007 г. (приказ N. от 02.08.2007 г).

Согласно Путевому листу N. "15" августа 2006 г. Покатов А.В. выполнял свои служебные обязанности на автомобиле ВАЗ 21115 гос. номер . Время возвращения в гараж 20 часов 40 минут.

"15" августа 2006 года в 18 часов 00 минут при исполнении ответчиком Покатовьим А.В. его служебных обязанностей по его вине произошло дорожно-

транспортное происшествие, его вина подтверждается Протоколом об административной ответственности . от 15.08.2006 г.

Автомобиль ВАЗ 21115 гос. номер . был застрахован ООО "Регионпром" согласно договорам страхования ОСАГО и КАСКО в компании ООО "СК "Цюрих Ритейл".

14 августа 2009 года в адрес ООО "РЕГИНПРОМ" поступило исковое заявление Открытого страхового акционерного общества "Ингосстрах" о взыскании с ООО "РЕГИОНПРОМ" в пользу ОСАО "Ингосстрах" в порядке суброгации суммы в размере 107813,99 рублей, а также уплаченной госпошлины в размере 2156,28 рублей.

В соответствии с п. 2 ст. 966 ГК РФ срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет три года.

Таким образом, ОСАО "Ингосстрах" был соблюден срок исковой давности при предъявлении требований к ООО "РЕГИНПРОМ".

Решением Арбитражного суда г. Москвы от декабря 2009 года по делу А40-103327/09-84-550 с ООО "РЕГИОНПРОМ" в пользу ОСАО "Ингосстрах" (страхователя потерпевшей гражданки Бардеевой Т.В.) взыскано 109970 (сто девять тысяч девятьсот семьдесят) рублей 27 копеек, а также была установлена вина гр. Покатова А.В. в совершении ДТП.

В соответствии с п. 3 ст. 61 ГПК РФ при рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.

Указанная выше общая сумма была полностью перечислена ООО "РЕГИНПРОМ" на счет ОСАО "Ингосстрах", что подтверждается платежными поручениями NN . и . от 31 декабря 2009 года.

Таким образом, истец обнаружил ущерб, причиненный работодателю в день принятия Решения Арбитражным судом г. Москвы о взыскании с ООО "РЕГИНПРОМ" суммы ущерба пострадавшей в порядке суброгации, то есть 11 декабря 2009 г.

Страховая компания ОСАО "ИНГОССТРАХ" известила о страховом случае ООО "РЕГИНПРОМ" в исковом заявлении от 14.08.2009 г.

Согласно, статьи 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Читайте так же:
Законны ли звонки коллекторов

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Согласно пункта 6 статьи 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае причинения ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом.

В соответствии с частью 6 статьи 248 ТК РФ (порядок взыскания ущерба) Возмещение ущерба производится независимо от привлечения работника к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности за действия или бездействие, которыми причинен ущерб работодателю.

Таким образом, суд считает, что истцом не пропущен срок исковой давности, и считает, что исковые требования подлежат удовлетворению в полном объеме.

В силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

На основании ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Удовлетворяя исковые требования истца, суд на основании ст. 98 ГПК РФ, взыскивает с ответчика в пользу истца расходы по уплате государственной пошлины в сумме 2 699 руб. 70 коп.

Доводы кассационной жалобы направлены на переоценку доказательств, связаны с несогласием заявителя с выводами суда, что не может являться основанием для отмены решения. Нормы материального и процессуального права судом применены правильно.

Руководствуясь ст.ст. 360 , 361 ГПК РФ, судебная коллегия определила:

решение Тушинского районного суда гор. Москвы от 27 апреля 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Обзор ВС: как взыскать ущерб с работника

Статья 392 Трудового кодекса дает работодателю один год на то, чтобы обратиться в суд с иском к работнику о взыскании ущерба. Этот срок исчисляется со дня, когда работодатель обнаружил ущерб, указывает Верховный суд в своем обзоре.

Так произошло в деле Ивана Павлова*, который 30 июля 2015 года устроил ДТП на служебной машине. В феврале 2016 года компания оплатила ремонт автомобилей, а в суд обратилась только в октябре того же года. Суды указали, что срок исковой давности исчисляется с 30 июля 2015 года и отказали организации в иске.

Верховный суд подчеркивает: дела по спорам о материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю, не относятся к подсудности мирового судьи. Даже несмотря на тот факт, что сумма имущественного спора меньше 50 000 руб., что по общим положениям ГК относит дело к подсудности мирового судьи. Это индивидуальные трудовые споры, которые не подсудны мировому судье в любом случае, напомнила высшая инстанция.

Иск о взыскании ущерба с работника можно подать по месту его жительства. В трудовой договор нельзя включить положение о том, что такие споры рассматриваются по месту нахождения работодателя — иное снижало бы уровень гарантий работников, уверен ВС.

Какое значение имеют обстоятельства причинения ущерба работодателю, установленные приговором суда? Существенное значение, указывает Верховный суд — именно эти обстоятельства могут помочь разрешить спор о правомерности возложения обязанности по возмещению ущерба на других работников.

Так произошло в деле троих сотрудников одного из банков, которые, как считал работодатель, похитили 13 млн руб. Организация подала иск о возмещении ущерба к Ульяне Беловой* и Сабине Сергеевой* и выиграла дело. Позднее, когда суд вынес приговор руководительнице допотделения банка, где работали Белова и Сергеева, последние попросили о пересмотре дела. Суд, который вынес приговор, пришел к выводу, что начальница ввела Белову и Сергееву в заблуждение. Коллегия ВС по гражданским делам согласилась с тем, что при таких обстоятельствах дело нужно пересмотреть.

В случае возникновения ущерба у работодателя вследствие непреодолимой силы материальная ответственность работника исключается, пишет ВС в обзоре.

Гор Шахбатян* был командиром судна, которое во время движения по реке Лена сел на мель. Общая стоимость выполненных работ по спасению судна и членов экипажа составила 4,2 млн руб., которые работодатель решил взыскать с мужчины. Комиссия пришла к выводу о двух основных причинах произошедшего: ошибка Шахбатяна и непредсказуемый характер ледохода на реке. Суды удовлетворили иск, но их поправил ВС, который указал, что ответственность работника не наступает, если ущерб причинен из-за обстоятельств непреодолимой силы. Кроме того, в этом же деле гражданская коллегия напомнила: если договор о полной материальной ответственности работника был заключен неправильно, то и взыскать с работника ущерб больше, чем его месячный заработок, нельзя.

Еще до того, как подать иск к работнику, работодатель обязан провести проверку, истребовать у подчиненного письменные объяснения — для того, чтобы установить размер и причины ущерба. При этом ВС подчеркивает: именно на работодателя возложено бремя доказывания того, что порядок привлечения работника к материальной ответственности соблюден.

Например, в деле Чулпан Дмитриевой* работодатель проверил деятельность отделения, материальную ответственность за которую несла женщина, но не ознакомил ее с результатами проверки. Кроме того, от нее также не потребовали письменных объяснений. Суды нижестоящих инстанций решили: раз Дмитриева уволилась еще до этих мероприятий, то эти действия можно не совершать. Их поправил ВС: объяснения работника необходимы для разрешения вопроса о привлечении его к материальной ответственности.

Читайте так же:
Акт обследования жилищно бытовых условий семьи (жбу)

В деле Захара Бутылева* суды отказались взыскать с него затраты на обучение, которые понес работодатель — они указали, что такое положение снижает уровень гарантий работника по сравнению с установленными трудовым законодательством. Дело дошло до ВС, который раскритиковал эту позицию и уточнил: работодатель вправе требовать от сотрудника оплаты стоимости обучения, если тот уволился раньше предусмотренного соглашением срока, такой договор не противоречит нормам ТК.

В другом пункте обзор ВС указывает, что даже в таком случае нельзя взыскать с работника «командировочные», если обучение происходило в другом городе или стране.

ВС подчеркивает: инициатива о снижении размера ущерба может исходить не только от самого работника, но и от судьи, который рассматривает дело. При этом есть случаи, когда размер ущерба снизить нельзя — например, если он был причинен преступлением, совершенным в корыстных целях.

Константин Константинов* работал мастером на лесосеках. Он дал своим подчиненным распоряжение вырубить лес, который нельзя было рубить. Суд вынес ему приговор по ч. 3 ст. 260 Уголовного кодекса — «Незаконная рубка лесных насаждений в особо крупном размере». Работодатель успешно взыскал с Константинова убытки — мужчине не удалось добиться снижения размер ущерба. Не помогла даже ссылка на тяжелое материальное положение семьи в связи с болезнью супруги: апелляция решила, что преступление носит повышенную общественную опасность, а потому снижать ущерб нельзя. Кроме того, по мнению второй инстанции, рассмотрение вопроса о снижении ущерба — это право, а не обязанность суда.

Гражданская коллегия Верховного суда поправила апелляцию: при рассмотрении таких дел суд не вправе действовать произвольно и должен учитывать все обстоятельства, касающиеся имущественного и семейного положения работника. Кроме того, ВС раскритиковал вывод о невозможности снижения ущерба — суды не проверили, совершил ли Константинов преступление из корыстных побуждений, хотя должны были. При таких обстоятельствах высшая инстанция направила дело на пересмотр.

Верховный Суд разъяснил вопросы материальной ответственности работников

5 декабря Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор практики рассмотрения судами дел о материальной ответственности работника, в котором содержится анализ судебных споров за 2015–2018 гг. Документ состоит из 13 пунктов.

В вводной части обзора перечислены наиболее распространенные виды судебных споров по искам работодателей к работникам (в том числе бывшим) о возмещении материального ущерба. Так, судебные тяжбы возникали в связи с недостачей материальных ценностей или денежных средств; необоснованным расходованием подотчетных денег; причинением ущерба третьим лицам; переплатами или недоплатами при начислении зарплаты и иных выплат.

Первым пунктом документа предусматривается, что годичный срок для обращения работодателя в суд с иском о возмещении работником причиненного ущерба исчисляется со дня обнаружения работодателем такого ущерба. Пропуск данным лицом указанного срока без уважительных причин, при условии ссылки работника на это обстоятельство, влечет отказ суда в иске, как следует из п. 2 документа.

По словам юриста Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Екатерины Хазовой, исходя из сформировавшейся практики течение срока необходимо исчислять с даты, когда работодатель узнал о совершении причинившего ему материальный ущерб нарушения работника. Например, с даты ДТП по вине работника, с даты проведения ревизии у хозяйствующего субъекта. «При этом поиск работодателем дополнительных доказательств размера и наличия ущерба нельзя считать уважительной причиной для восстановления срока, – пояснила эксперт. – Данная позиция в целом согласуется с формулировкой ст. 392 ТК РФ о сроках обращения в суд за рассмотрением трудовых споров в течение года с даты, когда “работодатель узнал об ущербе”».

В п. 3 обзора отмечено, что обязанность работника возместить причиненный работодателю ущерб, в том числе исходя из соглашения о добровольном возмещении материального ущерба, регулируется соответствующими положениями ТК РФ.

Как следует из п. 4 документа, обстоятельства причинения материального ущерба работодателю преступными действиями одного из работников, установленные приговором суда, имеют существенное значение для разрешения спора о правомерности возложения на других работников обязанности по возмещению такого ущерба.

Екатерина Хазова пояснила, что в указанном случае работодатель может продлить срок давности для обращения в суд за возмещением причинённого работником ущерба. Для защиты своих интересов, связанных с получением определяющих ущерб доказательств, он может воспользоваться возможностью приостановки производства по делу в соответствии со ст. 216–217 ГПК РФ до разрешения иных гражданских или уголовных дел, в рамках которых могут быть получены доказательства по делу о взыскании с работника ущерба.

Исходя из п. 5 обзора, до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан истребовать от них письменные объяснения для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения и провести соответствующую проверку. При этом бремя доказывания соблюдения порядка привлечения работника к материальной ответственности возложено на работодателя.

Адвокат АП Нижегородской области Василий Шавин пояснил, что работодатель обязан истребовать письменное объяснение по факту причинения ущерба как у работника, так и у бывшего работника, то есть лица, который к моменту взыскания ущерба уже уволен. «Это принципиальный момент, так как работодателю необходимо запросить объяснение по факту ущерба независимо от того, уволен работник или продолжает работать, – пояснил он. – А также независимо от порядка взыскания ущерба (административный или судебный)». По словам адвоката, если работник не предоставил письменное объяснение, составляется соответствующий акт. При несоблюдении этого правила порядок взыскания ущерба будет нарушен, и в иске работодателю будет отказано.

Согласно п. 6, суд вправе по собственной инициативе снизить размер ущерба, взыскиваемого с работника. При этом снижение ущерба не происходит, если последний причинен преступлением, совершенным в корыстных целях.

Читайте так же:
Куда можно жаловаться на судебных приставов (ФСПП)?

Руководитель группы трудового и спортивного права Юридической фирмы «ЮСТ» Александр Ксенофонтов полагает, что в данном пункте ВС дал справедливое толкование нормы о снижении размера ущерба, взыскиваемого с работника. «Так, ст. 250 ТК РФ буквально предусматривает, что суд может с учетом степени и формы вины, материального положения работника и других обстоятельств снизить размер ущерба, подлежащий взысканию с работника», – отметил он.

По мнению эксперта, ранее суды толковали данную норму как предусматривающую право, а не обязанность суда снижать размер взыскания с учетом перечисленных факторов. «ВС не согласился с таким подходом и указал, что суд должен учитывать все обстоятельства имущественного и семейного положения работника, – пояснил Александр Ксенофонтов. – А также соблюдать общие принципы юридической и, следовательно, материальной ответственности, такие как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина».

Из п. 7 следует, что работодатель при разрешении спора о возмещении материального ущерба в полном размере, причиненного ему работником, обязан доказать обоснованность привлечения последнего к такой ответственности. Также должно быть доказано наличие ущерба.

В свою очередь, в п. 8 отмечено, что при возникновении ущерба у работодателя вследствие непреодолимой силы материальная ответственность работника исключается. Также указано, что нарушение порядка заключения и исполнения договора о полной индивидуальной материальной ответственности может освободить работника от обязанности возместить ущерб в полном размере, превышающем средний месячный заработок. При этом в п. 9 обзора отмечено, что включение в трудовые договоры условия о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности не освобождает работодателя, предъявившего требование о возложении на работников такой ответственности, от обязанности доказать обоснованность заключения такого договора и соблюдение порядка его заключения.

«Договоры о полной материальной ответственности, как индивидуальной, так и коллективной, можно заключать только с работниками, непосредственно обслуживающими или использующими денежные или товарные ценности (ст. 244 ТК), – пояснил Василий Шавин. – При этом перечень таких должностей и работ утвержден Постановлением Минтруда РФ от 31 декабря 2002 г. № 85».

По словам эксперта, практика показывает, что многие работодатели имеют обыкновение заключать такие договоры со всеми без исключения работниками, а некоторые заключают сразу два договора об индивидуальной и коллективной материальной ответственности. «Очевидно, что это неправильно, но суды при рассмотрении исков о взыскании ущерба обычно не принимают во внимание доводы о незаконности заключения самого договора, – отметил адвокат. – ВС РФ указал, что вопрос о правомерности заключения подобного договора необходимо проверять, и при установлении нарушения правил ущерб взыскивается только в размере среднего месячного заработка».

Как следует из п. 10, условия трудового договора, обязывающие работника возместить работодателю затраты по его обучению в случае увольнения без уважительных причин до истечения определенного срока, предусмотрены нормами ТК РФ и не снижают уровень его гарантий. В то же время, согласно п. 11 документа, ТК РФ гарантирует возмещение работодателем командировочных расходов работникам, направляемым на профессиональное обучение или дополнительное профобразование с отрывом от работы в другую местность. Такие расходы не включаются в затраты работодателя на обучение работника и не возмещаются последним в случае его увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного соглашением об обучении.

«Таким образом, при увольнении без уважительных причин до истечения срока отработки после обучения взыскать можно только стоимость образовательных услуг», – отметил Александр Ксенофонтов.

В п. 12 отмечено, что мировой судья не может рассматривать дела по спорам о материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю. В следующем пункте отмечено, что иски работодателей о взыскании с работника материального ущерба предъявляются по месту жительства ответчика либо по месту исполнения трудового договора. Условие трудового договора, устанавливающее иное, не применяется как снижающее уровень гарантий персонала.

Взыскание материального ущерба с работника. Порядок, срок давности

Использование работником инструментов, оборудования, транспортных средств и т. д., принадлежащих работодателю, в своих интересах – явление достаточно распространенное. Относятся к нему работодатели, как правило, негативно, но далеко не все предпринимают реальные меры для препятствования «инициативной деятельности» работников.

Так что с вопросом взыскания ущерба, причиненного при таком неправомерном использовании имущества, рано или поздно приходится сталкиваться любому предприятию. Примыкает к нему еще и вопрос возмещения ущерба, нанесенного сотрудниками, которые в нерабочее время находятся на территории либо в помещениях работодателя без разрешения последнего.

С юридической точки зрения такие вопросы до сих пор вызывают некоторые коллизии – чем нужно руководствоваться пострадавшему работодателю: нормами КЗоТ или нормами Гражданского кодекса?

Казалось бы, ответ прост: есть п. 7 ч. 1 ст. 134 КЗоТ, который четко предусматривает несение работником полной материальной ответственности в случае нанесения ущерба работодателю вне рамок исполнения трудовых обязанностей. Следовательно, ограничения по размеру возмещения, предусмотренные ст. 132 КЗоТ, не действуют и работодатель может взыскать полную сумму ущерба.

Нормы, касающиеся деликтов, включенные в ГК (в частности, ч. 3 ст. 22), также предусматривают несение виновником полной ответственности. Следовательно, прямого выигрыша в сумме прямого ущерба (к примеру, стоимости утерянного инструмента, стоимости ремонта автомобиля и так далее), которая подлежит взысканию, использование норм ГК не дает.

Но КЗоТ включает и особые материальные и процессуальные нормы, которые ставят работодателя в несколько более жесткие условия, нежели истца по «обычному» гражданско-правовому делу.

Во-первых, ч. 3 ст. 233 КЗоТ устанавливает сокращенный срок исковой давности, а именно 1 год с момента, когда работодатель выявил либо должен был выявить нанесенный ущерб (согласно ст. 257 ГК срок исковой давности составляет 3 года). При правильной организации внутренних процессов на предприятии этого срока вполне достаточно для того, чтобы подготовиться к обращению в суд. Однако работодатель может просто-напросто не иметь служб, уполномоченных вести контроль за состоянием имущества, либо ущерб может быть нанесен лицом, как раз и уполномоченным на осуществление такого контроля (и, соответственно, заинтересованным в сокрытии произошедшего). И в таком случае ему придется доказывать наличие веских оснований для пропуска срока исковой давности либо дополнительно оспаривать момент начала его течения.

Читайте так же:
Взыскание ущерба причиненного в результате дтп

Во-вторых, ст. 138 КЗоТ фактически возлагает бремя доказывания исключительно на работодателя. Доказыванию, исходя из норм ч. 1, 2 ст. 130 КЗоТ, подлежат следующие обстоятельства:

1) факт нанесения ущерба и его размер;

2) наличие в действиях (бездеятельности) работника нарушения трудовых обязанностей;

3) наличие вины работника;

4) причинно-следственная связь между действиями (бездеятельностью) работника и нанесенным ущербом.

Как правило, на практике наиболее сложная часть – нахождение доказательств наличия вины, если работник отрицает свою виновность. При этом по нормам КЗоТ работник не обязан предоставлять доказательства своей невиновности, достаточно лишь его заявления.

В то же время в ГК закреплен принцип диспозитивности процесса. Он подразумевает для истца необходимость точно так же доказывать наличие всех вышеуказанных обстоятельств. Однако для ответчика ситуация меняется кардинально, поскольку ч. 2 ст. 1166 ГК возлагает именно на него обязанность предоставить доказательства своей невиновности. Это дает основания говорить в данном случае о презумпции вины, что существенно облегчает ведение процесса для работодателя.

В-третьих, стоит обратить внимание на норму ч. 2 ст. 130 КЗоТ, согласно которой работник возмещает лишь «прямой действительный вред». Хотя данное понятие в законодательстве не раскрывается, можно утверждать, что далеко не всякий ущерб отвечает указанному определению. В частности, ч. 4 ст. 130 КЗоТ прямо запрещает взыскивать с кого-либо, кроме должностных лиц, неполученный работодателем в результате виновных действий такого сотрудника доход. Данная конструкция подтверждает, что упущенная выгода не является прямым действительным ущербом.

Таким образом, употребляемое КЗоТ понятие «прямой действительный вред» по своему содержанию как минимум частично совпадает с понятием «реальные убытки», раскрытым в ч. 2 ст. 22 ГК. То есть возмещению в рамках ГК подлежит по умолчанию лишь ущерб, который выражается в расходах, понесенных в связи с утратой (повреждением) вещи, а также в связи с восстановлением нарушенного права. Применительно к наиболее распространенным случаям, возникающим в трудовых правоотношениях, такими убытками могут быть: стоимость утерянного имущества, стоимость ремонта поврежденного имущества, суммы неустойки, уплаченной работодателем третьему лицу, расходы на возврат имущества и так далее.

В свою очередь, подача иска в рамках «обычного» гражданского иска позволяет взыскать кроме реальных убытков, еще и упущенную выгоду. Это особенно актуально, к примеру, в ситуации повреждения автомобиля, использующегося транспортной компанией для осуществления коммерческих перевозок. Ведь зачастую в таком случае недополученная за время простоя прибыль существенно превышает прямые расходы на ремонт. Аналогичное положение наблюдается практически в любом случае, когда повреждение (утрата) имущества привело к простою либо невозможности исполнять определенную операцию в рамках того или иного бизнес-процесса.

Все эти соображения подтверждают, что в определенных случаях для работодателя гораздо выгоднее использовать нормы гражданского, а не трудового процесса. Следует отметить, что суды в принципе достаточно давно пришли к выводу о необходимости защиты интересов именно работодателя при определении вопроса о размере ущерба, причиненного работником вне рамок исполнения им трудовых обязанностей. Следовательно, в таких ситуациях необходимо использование норм гражданского права, включая возможность возмещения не только прямого действительного вреда, но и недополученного дохода.

Отражение эта позиция нашла еще в п. 18 постановления Пленума ВСУ № 14 от 29.12.92. Однако в нем рассмотрен лишь частный случай нанесения ущерба – при самовольном использовании в личных целях технических средств (автомобилей, тракторов, автокранов и тому подобное), принадлежащих предприятиям, учреждениям, организациям, с которыми они пребывают в трудовых отношениях. Последнее провоцирует высказывание позиции о том, что в других случаях нанесения ущерба вне рамок трудовых обязанностей возможно возмещение лишь прямого действительного вреда.

Одним из способов для устранения влияния описанной выше дилеммы является оформление не трудовых, а гражданско-правовых отношений. В таком случае все вопросы возмещения ущерба регулируются нормами договорного и деликтного права. Однако не стоит забывать, что такие действия могут трактоваться как сокрытие трудовых отношений с целью уклонения от налогообложения.

Поэтому более правильным представляется следующий путь: максимально детальное описание трудовых обязанностей сотрудника, чьи неправомерные действия потенциально могут принести значительный ущерб, с установлением презумпции того, что любая его деятельность без прямого распоряжения руководства (получения на руки определенных документов и так далее) либо в нерабочее время не является исполнением обязанностей. В таком случае работодатель получает надежный комплекс доказательств того, что ущерб должен возмещаться в полном объеме.

При этом следует помнить, что работник согласно КЗоТ отвечает в том числе за ущерб, нанесенный по неосторожности, то есть за вред, причиненный в ситуации, когда работник понимал либо должен понимать возможные негативные последствия своих действий (бездеятельности).

На данный момент есть достаточно устоявшаяся практика, согласно которой возмещение за вред, причиненный работником вне рамок исполнения трудовых обязанностей, взыскивается с учетом норм гражданского права. В частности, имеется возможность взыскать в том числе и упущенную выгоду.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector