Abc-contact.ru

АБС Контакт
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Отказ от приватизации не всегда гарантирует пожизненное право на квартиру

Отказ от приватизации не всегда гарантирует пожизненное право на квартиру

Адвокат Олег Сухов специально для IRN.RU описывает редкие судебные решения о выкупе доли без согласия собственника

Опытные риелторы знают, как трудно выселить из квартиры граждан, которые когда-то отказались от приватизации. Более того, зачастую этого сделать просто невозможно – не позволяет закон. Но вот в феврале 2014 года Верховный суд вынес Определение (от 04.02.2014 г. N 46-КГ13-6), которое, по словам некоторых юристов, существенно «облегчило» снятие с учета «навечно зарегистрированных» в помещении лиц. Так ли это на самом деле?

Фабула дела и позиция судов общей юрисдикции
Для начала расскажу суть спора. Итак, гражданин Л. подал исковое заявление, в котором просил суд прекратить право пользования жилым помещением у гражданина С. Своеобразность ситуации заключалась в том, что С. был прописан в спорной квартире с 1996 г. и являлся сыном истца.

В ходе судебных разбирательств выяснилось, что данное жилье гражданин Л. приватизировал еще в 2005 г., а его сын более 10 лет назад выехал из квартиры отца.

Постепенно вырисовывалась типичная картина: истец пытается выселить гражданина, отказавшегося от приватизации и в силу этого имеющего полное право постоянно пользоваться спорной квартирой (ст. 19 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации»).

Исходя из вышеизложенного, суд общей юрисдикции отказал Л. в удовлетворении его требований. Апелляция не привела к успеху. Решение первой инстанции было оставлено в силе, и дело дошло до Верховного Суда РФ.

Мнение Верховного Суда РФ, как шанс для выселения «вечно зарегистрированных»

Кассационная инстанция ВС РФ отменила решения нижестоящих судов, направила дело на новое рассмотрение и при этом отметила ряд существенных моментов. В частности, судьи ВС РФ заострили внимание на том факте, что членами семьи хозяина жилья являются лица, постоянно проживающие с ним в квартире, также его дети и родители (см. Определение). Это напрямую вытекает из положений Жилищного Кодекса России. С другой стороны, ЖК РФ прямо указывает, что если семья распалась и отношения прекратились, то бывший член семьи теряет право пользования жилым помещением. А распад семьи может подтвердить выезд бывшего члена семьи из помещения и отказ от ведения совместного хозяйства.

Кроме того, возвращая дело на дополнительное рассмотрение, Верховный Суд рекомендовал нижестоящей инстанции выяснить причины и срок отсутствия ответчика в жилом помещении, характер взаимоотношений в семье, оплату коммунальных услуг и так далее. И наконец, ВС РФ особо подчеркнул, что жилищное законодательство не исключает возможность признания родных детей бывшими членами семьи в случае достижения ими дееспособности. Это в принципе является одним из самых важных замечаний из Определения Верховного Суда.

Призрачные надежды или индивидуальный подход
Внимательное изучение решения ВС РФ говорит о том, что никакого массового выселения лиц, отказавшихся от приватизации, не планируется и не произойдет.

Более того, замечания Верховного Суда свидетельствуют, что по таким спорам будет осуществляться индивидуальный подход со скрупулезным выяснением всех обстоятельств дела.

Да, собственники помещений получили определенную возможность добиться своего и лишить права проживания в помещении граждан, отказавшихся от приватизации. Спору нет. Но облегчит ли это процесс выселения во всех случаях? Безусловно, нет.

Во-первых, необходимо, чтобы совпали, по крайней мере, два условия, а именно: семейные отношения прекратились, и лицо, ранее отказавшегося от приватизации, выехало из квартиры.

Во-вторых, если внимательно прочитать рекомендации, которые дал Верховный Суд по указанному делу, то даже наличие перечисленных условий не может однозначно привести к выселению. Например, что будет, если суд первой инстанции установит, что отец выгнал сына из квартиры десять лет назад и препятствовал ему в пользовании помещением? Сменил замки и поставил новую дверь? Либо сын просто выехал в другой город для лечения (обучения)? Или выяснится, что сын каждый месяц переводил отцу деньги для оплаты коммунальных услуг?

Положительный ответ на любой из этих вопросов автоматически приведет к отказу в удовлетворении заявления.

Выводы и перспективы
В итоге уверенность, в том, что теперь станет легче выселять лиц, ранее отказавшихся от приватизации, исчезает. Становится понятно, что по каждому случаю истцу придется приводить очень серьезные доказательства, чтобы лишить «прописанного» права пользования жилищем. И Определение Верховного Суда РФ в данном случае вряд ли поможет всем желающим. Его значение на самом деле состоит в другом, а именно: судебная власть впервые декларировала саму возможность выселения данной категории граждан. В этом-то и состоит важность Решения ВС РФ.

Статья написана специально для портала www.irn.ru аналитического центра «Индикаторы рынка недвижимости IRN.RU».
Автор – адвокат, руководитель Юридического центра адвоката Олега Сухова , президент «Гильдии Юристов Рынка Недвижимости». Точка зрения автора статьи не обязательно совпадает с позицией редакции

Новости рынка недвижимости, дайджест прессы, аналитические обзоры, прогнозы, комментарии экспертов, индексы цен и другая полезная информация о недвижимости каждое утро в Вашем почтовом ящике

Жилищные права граждан, отказавшихся от участия в приватизации жилья

При приватизации занимаемого жилого помещения гражданам и членам их семей бесплатно передается жилье на праве общей долевой собственности. При этом все участники приватизации жилья становятся собственниками и приобретают равные права и обязанности. Следовательно, данные граждане имеют одинаковые жилищные права на приватизированное жилье, умаление жилищных прав одних собственников в пользу других недопустимо.

На практике большое распространение получили случаи, когда некоторые члены семьи нанимателя, проживающие с ним совместно, отказываются от участия в приватизации жилья, но дают согласие на ее осуществление в пользу других лиц. В данном случае за гражданами, не ставшими собственниками в порядке приватизации, сохраняется право бессрочного проживания.

Однако спорным является осуществление жилищных прав гражданином, отказавшимся от участия в приватизации и давшим согласие на ее осуществление, ставшим бывшим членом семьи собственника.

По общему правилу жилищного законодательства бывший член семьи может быть выселен по требованию собственника на основании решения суда. Данная правовая норма установлена в ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, на основании которой в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда. При этом суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию.

Читайте так же:
Где надо делать временную регистрацию

Согласно ст. 19 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» действие положений части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

Иными словами, лицо, зарегистрированное в спорном жилом помещении и отказавшееся от приватизации данного жилья не может быть выселено впоследствии ни по иску собственников – бывших членов его семьи, ни по иску нового собственника. Это общее правило.

Основания для признания утратившим право пользования жилым помещением лица, отказавшегося от участия в приватизации жилья

Нередки случаи, когда лицо, заявившее отказ от участия в приватизации жилого помещения, проживать в нем не намерено, о чем со всей очевидностью свидетельствует совокупность доказательств: фактическое непроживание в спорной квартире продолжительное время, неоплата жилищно-коммунальных услуг, отсутствие в спорной квартире вещей, принадлежащих данному лицу, наличие у него иного жилья.
Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что интереса в использовании спорного жилья у лица не имеется.

Более того, юридически значимым, существенным обстоятельством по делу о признании такого лица утратившим право пользования жилым помещением является факт непроживания в спорном жилом помещении на момент его приватизации, то есть фактический отказ от права пользования спорным жилым помещением.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПРИЗНАНИЯ ОТКАЗАВШЕГОСЯ ОТ ПРИВАТИЗАЦИИ УТРАТИВШИМ ПРАВО ПОЛЬЗОВАНИЯ ЖИЛЫМ ПОМЕЩЕНИЕМ

К. обратилась в суд с иском к бывшему мужу о выселении без предоставления другого жилого помещения, мотивируя свои требования тем, что в 1987 году истице, ее матери и несовершеннолетней дочери истицы была предоставлена двухкомнатная квартира в г. Питкяранта. В 1993 году истица зарегистрировала ответчика в спорную квартиру. 18.10.2002 истица оформила спорную квартиру в собственность в порядке приватизации. Ответчик от участия в приватизации отказался. Истица просила выселить ответчика из указанной квартиры без предоставления другого жилого помещения, поскольку он в квартире длительное время не проживает, не является членом ее семьи. Истица намерена распорядиться своей собственностью. Питкярантский городской суд отказал в удовлетворении иска. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Карелия не нашла оснований для отмены решения суда, указав следующее. Как следует из материалов дела, ответчик с 1993 года зарегистрирован в спорной квартире. В 2002 году истица приватизировала спорную квартиру, что подтверждается договором безвозмездной передачи жилого помещения в собственность. На момент приватизации квартиры ответчик был зарегистрирован и проживал в квартире, но от участия в приватизации отказался, о чем свидетельствует его подпись в заявлении о передаче жилья в собственность. В настоящее время истица является единственным собственником спорной квартиры, полученной ею в собственность в порядке приватизации, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права. При таких обстоятельствах суд обоснованно сделал вывод о том, что ответчик не может быть выселен из спорной квартиры в соответствии со ст. 31, п. 4, ЖК РФ, поскольку на момент приватизации имел равные с истицей права по пользованию жилым помещением.

Существенным является вопрос об осуществлении жилищных прав гражданином, отказавшимся от участия в приватизации жилого помещения и давшим согласие на ее осуществление, при переходе права собственности на данное приватизированное жилое помещение.

Согласно положению ч. 2 ст. 292 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривают, что переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

Однако Верховный Суд Российской Федерации, придерживаясь другой точки зрения, указал, что в соответствии со ст. 19 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» действие положений ч. 4 ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором. Согласно ст. 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения на условиях договора социального найма в государственном и муниципальном жилищном фонде, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных названным Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Как видно из содержания названной нормы права, приватизация жилого помещения возможна только при обязательном согласии на приватизацию всех совершеннолетних членов семьи нанимателя, в том числе бывших членов семьи нанимателя (ч. 4 ст. 69 ЖК РФ). Данная норма не устанавливает каких-либо исключений для проживающих совместно с нанимателем членов его семьи, в том числе и для тех, кто ранее участвовал в приватизации другого жилого помещения. Следовательно, при прекращении семейных отношений с собственником приватизированного жилого помещения за бывшим членом семьи собственника, реализовавшим свое право на бесплатную приватизацию, сохраняется право пользования приватизированным жилым помещением, так как на приватизацию этого жилого помещения необходимо было его согласие. Данное право пользования жилым помещением сохраняется за бывшим членом семьи собственника и при переходе права собственности на жилое помещение к другому лицу [3].

Верховный Суд РФ также определил, что согласие лица, которое совместно проживает с собственником жилого помещения, является обязательным условием для приватизации. При этом следует учитывать, что, дав согласие на приватизацию жилого помещения, лицо исходило из того, что право пользования данным жилым помещением для него будет носить бессрочный характер, следовательно, его права должны быть учтены при переходе права собственности на жилое помещение другому лицу, поскольку иное толкование нарушало бы положения статьи 40 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой каждый имеет право на жилище и никто не может быть произвольно лишен своего жилища [4].

Читайте так же:
Доверенность на оформление, получение и вступление в наследство

В п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» указано, что к бывшим членам семьи собственника жилого помещения не может быть применен пункт 2 статьи 292 ГК РФ, так как, давая согласие на приватизацию занимаемого по договору социального найма жилого помещения, без которого она была бы невозможна (статья 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»), они исходили из того, что право пользования данным жилым помещением для них будет носить бессрочный характер и, следовательно, оно должно учитываться при переходе права собственности на жилое помещение по соответствующему основанию к другому лицу (например, купля-продажа, мена, дарение, рента, наследование). Аналогичным образом при переходе права собственности на жилое помещение к другому лицу должен решаться вопрос о сохранении права пользования этим жилым помещением за бывшим членом семьи собственника жилого помещения, который ранее реализовал свое право на приватизацию жилого помещения, а затем вселился в иное жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя по договору социального найма и, проживая в нем, дал необходимое для приватизации этого жилого помещения согласие [6].

Часть 1 статьи 558 ГК РФ предусматривает, что при продаже жилого дома, квартиры, части жилого дома существенным условием совершения сделки является перечень лиц, сохраняющих в соответствии с законом право пользования жилым помещением после его приобретения покупателем, с указанием их прав на пользование продаваемым жилым помещением, в котором эти лица проживают. Несоблюдение данного требования влечет невозможность заключения договора, так как не достигнуто соглашение по всем существенным условиям [2, 79 — 80]. Однако на практике существуют случаи, когда, несмотря на требование закона об указании лиц, имеющих бессрочное право пользования жилым помещением, имеет место заключение договора.

Так, М. обратился в суд с иском к И. и Д. о признании утратившими право пользования жилым помещением и выселении их со всеми членами семьи. В обоснование своих требований указал, что по договору купли-продажи от 1 февраля 2007 г. приобрел квартиру в собственность у Н. и С., однако не может пользоваться указанным жилым помещением, так как ответчики занимают квартиру и отказываются ее освобождать, что нарушает его права собственника жилого помещения. И. и Д. предъявили встречный иск о признании незаключенным договора купли-продажи и исключении из Государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о регистрации права собственности М., указав, что при заключении договора купли-продажи нарушены требования статьи 558 ГК Российской Федерации, поскольку в договоре купли-продажи квартиры не указано на наличие проживающих в квартире лиц, сохраняющих право пользования этой квартирой после приобретения ее покупателем. Решением суда г. Махачкалы исковые требования М. удовлетворены. В удовлетворении встречного иска отказано. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан решение районного суда оставлено без изменения. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации указанные решения отменила по следующим основаниям. И. в заявлении дал свое согласие на приватизацию квартиры в личную собственность отца, который подарил квартиру Н. и С. И. и Д. продолжают пользоваться указанной квартирой, сохраняют в ней регистрацию. Между тем пункт 9 договора купли-продажи содержит положение о том, что указанная квартира отчуждается свободной от проживания третьих лиц, имеющих в соответствии с законом право пользования данной квартирой. Согласно пункту 10 договора купли-продажи гарантируют, что до подписания настоящего договора указанная квартира, в частности, не обременена правами третьих лиц. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. В соответствии с пунктом 1 статьи 558 ГК РФ при отчуждении жилого помещения в договоре должно быть указано право лица, которое в нем проживает, на пользование данным жилым помещением, в ином случае договор не может быть заключен, поскольку не достигнуто соглашение по всем существенным условиям. Следовательно, если бывший член семьи собственника на момент приватизации имел равные права с лицом, которое впоследствии приобрело в собственность данное жилое помещение, но отказался от приватизации, дав согласие на приватизацию иному лицу, то при переходе права собственности на жилое помещение он не может быть выселен из этого жилого помещения, поскольку имеет право пользования данным жилым помещением, которое носит бессрочный характер. Неправильными являются и ссылки судов первой и второй инстанций на то, что И. и Д. не являются сторонами договора купли-продажи. По общему правилу несоответствие сделки требованиям закона влечет за собой ничтожность сделки (статья 168 ГК Российской Федерации). Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе (пункт 2 статьи 166 ГК Российской Федерации) [5].

Указанная позиция Верховного Суда РФ является обоснованной, потому как заключение договора, без достижения всех существенных условий, является основанием для его недействительности, а выселение граждан, отказавшихся от участия в приватизации жилья, но давших согласие на ее осуществление, противоречит законодательству.

Выселение из жилого помещения: порядок и особенности реализации

Право на жилище — одно из базовых конституционных прав гражданина. В связи с этим одна из главных задач государства заключается в создании действенных гарантий соблюдения данного права, в том числе посредством установление перечня оснований выселения из жилых помещений и регламентирования процедуры выселения.

Одним из конституционных прав является право гражданина на жилище, которое содержится в ст. 40 Конституции РФ. Данная статья также закрепляет ряд положений, гарантирующих реализацию данного права. В частности, согласно пункту 1 названной статьи, никто не может быть произвольно лишён жилища. Кроме того, данное конституционное положение нашло своё отражение и в ст. 3 Жилищного кодекса РФ, в соответствии с которой никто не может быть выселен из жилища или ограничен в праве пользования им иначе как по основаниям и в порядке, предусмотренном ЖК РФ и другими федеральными законами.

Исходя из положений действующего законодательства, можно сделать вывод, что выселение осуществляется в отношении гражданина, проживающего в жилом помещении постоянно или временно, но не имеющего или утратившего право на дальнейшее проживание в нём. При этом предусматривается два варианта выселения: без предоставления другого жилого помещения и с предоставлением другого жилого помещения. Рассмотрим случаи выселения без предоставления другого жилого помещения.

Читайте так же:
Выплата компенсации при закрытии фирмы

1. Выселение в случае смены собственника. В соответствии с ч. 2 ст. 292 Гражданского кодекса РФ в случае перехода права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу права пользования данным жилым помещением у членов семьи прежнего собственника прекращается. Однако из данного правила есть исключение, касающееся бывших членов семьи собственника, приватизировавшего соответствующее жилое помещение.

2. Выселение бывшего члена семьи собственника. По общему правилу бывшими членами семьи считаются бывшие супруги. Данная позиция изложена в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации». При этом важно понимать, каким образом собственником была получена квартира. Здесь, как и в предыдущем случае, есть ряд исключений, касающихся бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения, а также жилого помещения, которое приобреталось в период брака на совместные денежные средства.

3. Выселение из жилых помещений специализированного жилого фонда в связи с истечением срока проживания и по другим основаниям.

4. Выселение лиц, самоуправно занявших жилое помещение.

5. Выселение временных жильцов и поднанимателей после истечения срока проживания.

6. Выселение в связи с исключением из членов жилищного кооператива.

7. Выселение за систематическое разрушение или порчу жилого помещения, использование жилого помещения не по назначению и систематическое нарушение правил общежития.

8. Выселение лиц, лишённых родительских прав, если их совместное проживание с детьми признано невозможным.

Вне зависимости от основания выселения решение о выселении того или иного лица из жилого помещения принимается в судебном порядке. Рассмотрим теперь наиболее интересные судебные примеры первых двух случаев выселения.

Как отмечалось, переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом. При этом действующим законодательством установлено изъятие из этого правила, согласно которому при прекращении семейных отношений с собственником приватизированного жилого помещения за бывшим членом семьи собственника, реализовавшим своё право на бесплатную приватизацию, сохраняется право пользования приватизированным жилым помещением, так как на приватизацию этого жилого помещения необходимо было его согласие. Данное право пользования жилым помещением сохраняется за бывшим членом семьи собственника и при переходе права собственности на жилое помещение к другому лицу.

Данный вывод содержится в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2008 года, утверждённом Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 28.05.2008, и подтверждается соответствующей судебной практикой. Аналогичная ситуация рассмотрена в определении Верховного Суда РФ от 31.03.2015 № 49-КГ15-1.

Истец обратился в суд с иском к трём ответчикам о выселении из жилого помещения и снятии с регистрационного учёта, обосновывая свои требования тем, что заключил с одним из ответчиков договор купли-продажи данного жилого помещения (квартиры). Право собственности на квартиру у одного из ответчиков возникло в результате приватизации, от участия в которой остальные ответчики отказались. При этом данные ответчики впоследствии предоставили нотариально заверенное согласие на продажу квартиры, в котором обязались сняться с регистрационного учёта.

Судом первой инстанции требования удовлетворены в полном объёме. Однако апелляционная инстанция решение суда первой инстанции отменила в части выселения ответчиков, не являвшихся собственниками квартиры.

Верховный Суд Российской Федерации при рассмотрении кассационной жалобы истца отметил, что, согласно ч. 1 ст. 35 ЖК РФ, в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным указанным Кодексом, другими федеральными законами, договором или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.

В силу ч. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Согласно ст. 19 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» действие положений ч. 4 ст. 31 ЖК РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением.

По мнению суда, давая согласие на приватизацию, ответчики имели равное право пользования квартирой и имели право рассчитывать на то, что право пользования данным жилым помещением будет для них носить бессрочный характер. В данных условиях отсутствуют основания для выселения ответчиков, не являвшихся на момент совершения договора купли-продажи квартиры её собственниками. Кроме того, не приняты судом и нотариально заверенные согласия ответчиков на продажу квартиры и обязательства сняться с регистрационного учёта в данном жилом помещении как не порождающие обязанности ответчиков перед истцом отказаться от права пользования жилым помещением и выселиться из него, поскольку они составлены задолго до заключения договора купли-продажи квартиры, когда отсутствовали сведения о том, кому и на каких условиях будет продана квартира.

Следует отметить, что аналогичная позиция также высказана и Конституционным судом РФ (определение Конституционного Суда РФ от 02.07.2013 № 1033-О).

Тем не менее, такая ситуация не является безвыходной, судебная практика позволяет определить, при наличии каких обстоятельств можно говорить о прекращении права пользования жилым помещения у лиц, отказавшихся от приватизации.

В первую очередь, это личное волеизъявление, приравненное к отказу от такого права. Так в определении Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2011 г. № 203-В11-14 отмечается, что ст. 19 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» призвана защитить права бывших членов семьи собственника жилого помещения от возможного принудительного их выселения по инициативе собственника, то есть против их воли. Следовательно, реализация этих прав зависит от волеизъявления самих бывших членов семьи собственника. В случае их намерения добровольно выбыть из квартиры собственника на иное место жительства такое обстоятельство должно расцениваться как отказ от прав и обязанностей, установленных законом или договором в отношении данного жилого помещения.

Читайте так же:
Жалоба в прокуратуру по детскому саду

Кроме того, прекращение подобных прав возможно в результате утраты права пользования в тех случаях, когда соответствующее лицо не вселялось, не проживает, не имеет вещей, не ведёт хозяйства по этому адресу, т. е. по обстоятельствам, на основании которых возможно выселение и иных лиц, а не только лиц, отказавшихся от приватизации. Такой вывод содержится в апелляционном определении Санкт-Петербургского городского суда от 19 ноября 2012 г. № 33-15524/12.

Также заслуживают внимания случаи обращения с иском о выселении бывших супругов из жилых помещений, приобретённых в период брака. В таких случаях суды, как правило, отказывают в удовлетворении требований, исходя из того, что квартира приобреталась для нужд семьи, а не для личного использования истца. При этом факт приобретения квартиры, в том числе и на заёмные денежные средства, правового режима имущества не меняет, поскольку долговые обязательства истца-заёмщика перед кредиторами являются общими долгами супругов и подлежат распределению между ними пропорционально присуждённым долям (ч. 3 ст. 39 СК РФ). Кроме того, ответчики зачастую предъявляют встречные иски об определении размера доли в праве собственности на соответствующее жилое помещение, которые в большинстве случаев удовлетворяются. Примерами таких судебных актов могут служить кассационное определение Московского городского суда от 19.07.2013 № 4г/2-6355/13, апелляционное определение Верховного Суда Республики Башкортостан от 17.01.2012 № 33-605/2013, кассационное определение Томского областного суда от 31.05.2011 № 33-1622/2011.

Однако в некоторых случаях принимаются судебные акты, не соответствующие общей тенденции. Примером может служить постановление Президиума Московского городского суда от 26.10.2012 по делу № 44г-151/12.

Гражданка К-ва обратилась в районный суд г. Москвы с иском к бывшему супругу К-ву о прекращении его права пользования жилым помещением и его снятии с регистрационного учёта. Истица и ответчик состояли в браке с 3 марта 1979 г. На основании решения мирового судьи от 20 февраля 2008 г. их брак был расторгнут. 20 октября 2005 г. ответчик дал нотариально удостоверенное согласие на покупку истицей любой квартиры в г. Москве по цене и на условиях, определяемых по её усмотрению. 24 октября 2005 г. истица заключила договор, по которому купила у Т. квартиру общей площадью 55,3 кв. м, жилой площадью 38,3 кв. м. Договор купли-продажи зарегистрирован в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — Единый реестр) 24 ноября 2005 г. Ответчик зарегистрирован в указанной квартире по месту жительства 26 января 2006 г.

Обращаясь в суд с иском, истица исходила из того, что она единственный собственник квартиры, а ответчик является бывшим членом её семьи, длительное время в квартире не проживает, в связи с чем на основании положений ч. 4 ст. 31 ЖК РФ он не сохраняет право пользования жилым помещением и подлежит снятию с регистрационного учёта по месту жительства.

Районный суд отказал в удовлетворении исковых требований, сославшись на то, что квартира приобретена в период брака, какие-либо доказательства её приобретения за счет личных средств истицы не представлены, следовательно, квартира является совместно нажитым с ответчиком супружеским имуществом и положения ч. 4 ст. 31 ЖК РФ на рассматриваемые правоотношения не распространяются.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда (далее — Мосгорсуд) решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Однако кассационная инстанция указала на то, что в соответствии с данными Единого реестра единственным собственником квартиры выступает истица, а ответчик её сособственником не значится. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право может быть оспорено только в судебном порядке. Ответчик каких-либо встречных исковых требований о разделе квартиры в качестве совместно нажитого имущества не заявлял.

В силу ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Выйти за пределы заявленных требований суд может в случаях, предусмотренных федеральным законом. Однако такая возможность в ГПК РФ или в СК РФ не предусмотрена. Возможность раздела общего имущества по инициативе суда без предъявления супругом иска о разделе имущества не предусмотрена. По мнению кассационной инстанции, суд первой инстанции по собственной инициативе без требуемого законом (ст. ст. 131, 137 ГПК РФ) волеизъявления стороны подменил основание и предмет заявленного иска, по существу рассмотрев вместо иска о прекращении права пользования жилым помещением иск о разделе совместно нажитого имущества, который в рамках данного спора ни одной из сторон не заявлялся. На основании изложенного решение районного суда и апелляционное определение были отменены, дело передано на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Как видно из приведённых примеров, судебная практика по вопросу выселения из жилых помещения разнообразна и порой противоречива. Тем не менее, резюмируя вышеизложенное, отметим, что действующее законодательство предусматривает исчерпывающий перечень оснований выселения, независимо от основания выселения предусмотрен судебный порядок рассмотрения таких дел. При этом законодатель, стремясь защитить интересы лиц — членов семьи собственника жилого помещения, устанавливает случаи, когда право на жилое помещение сохраняется у таких лиц даже в случае смены собственника данного помещения. В ситуациях, когда в силу несовершенства законодательства имеются противоречия между положениями Гражданского кодекса РФ и Семейного кодекса РФ, особую роль приобретает судебная практика, которая также ориентирована в первую очередь на защиту прав стороны, в отношении которой заявлено требование о выселении. Это, однако, не означает, что судами поощряется какое-либо злоупотребление правом или недобросовестное поведение сторон. Наоборот, суды в рамках разрешения конкретных дел стремятся компенсировать отсутствие чётких законодательных положений. Примером этого являются обстоятельства, свидетельствующие о прекращении права пользования жилым помещения у лиц, отказавшихся от приватизации.

Всё это следует учитывать, например, при осуществлении сделок с жилой недвижимостью на стадии проверки на предмет «юридической чистоты», дабы долгожданное приобретение квартиры не обернулось впоследствии многомесячными судебными разбирательствами. А также и лицам, в отношении которых поданы требования о выселении, необходимо знать, какие доводы могут быть положены в основу защиты своих прав.

Кондрашев Кирилл Сергеевич, юрисконсульт

E — mail : kirill — kondrashev @ yandex . ru

Вниманию подписчиков: вы можете задавать вопросы напрямую авторам по теме статьи.

Оплачивает ответы редакция ЖП.

Об условиях устных консультаций и ведения судебных дел вы договариваетесь сами. Редакция не несёт ответственности за действия или бездействие экспертов.

Читайте так же:
Количество работников на одного инженера по охране труда

Покупка квартиры с » отказниками»

— В чем проблема? Разве тут не работает п. 2 ст. 292 Гражданского кодекса РФ, где говорится, что переход права собственности на жилое помещение к другому лицу является основанием для прекращения права пользования этим жилым помещением членами семьи прежнего собственника? ­

-Такая норма действительно существует. Однако это совсем не означает, что во всех случаях можно без опаски покупать квартиры, где проживают и зарегистрированы члены семьи продавца, полагаясь на их устные (или даже письменные) заверения в том, что после продажи они добровольно освободят квартиру и снимутся с регистрационного учета. Не стоит также быть уверенным, что в противном случае их можно будет легко признать утратившими право пользования проданной квартирой и выселить в судебном порядке. Дело в том, что это всего лишь общее правило, которое действует с 1 января 2005 года и применяется, если законом (или договором) не предусмотрено иное. То есть из этого правила есть исключения.

И отказники ­ это именно такое исключение? ­

-Безусловно. Если речь идет не просто о членах семьи собственника, а о лицах, которые давали свое согласие на приватизацию жилого помещения без их участия, то они обладают бессрочным правом пользования жилым помещением. И в случае последующей смены собственника это их право никоим образом не прекращается.

В каком законе прописана эта норма?

-Парадокс, но в законе вы нигде такой нормы не найдете. Данное правило вывел Верховный суд РФ в результате толкования норм жилищного и гражданского законодательства. И сформулировал его в п. 18 постановления Пленума № 14 от 02 июля 2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении ЖК РФ». ВС РФ, в частности, указал: в случае последующего после приватизации отчуждения жилого помещения права «отказников» от приватизации сохраняются, так как, давая согласие на приватизацию без их участия, они исходили из того, что их право пользования этим жилым помещением будет носить для них бессрочный характер. Логика здесь следующая. В ст. 19 Закона о введении в действие ЖК РФ указано, что на «отказников» не распространяется правило, установленное в ст. 31 ЖК РФ (согласно ст. 31 ­ если человек перестал быть членом семьи собственника жилья, его право пользования данным жилым помещением прекращается). Поэтому выселить «отказников» из жилого помещения собственник, который приватизировал жилье с их согласия, а теперь решил продать квартиру, не имеет права. А значит, и новый собственник (при переходе ему права собственности на данное жилое помещение) не должен иметь такого права.

Таким образом, норма о том, что лица, отказавшиеся от участия в приватизации, сохраняют право пользования жилым помещением в случае его последующего отчуждения, фактически была «создана» (или, если хотите, «логически выведена из закона») Верховным судом РФ. Однако «создав» эту норму, ВС РФ забыл разъяснить, при каких условиях и на каком основании право бессрочного пользования «отказниками» жилым помещением прекращается.

-В связи со смертью?

Не нужно это бессрочное право пользования жилым помещением путать с пожизненным.

— ­ Тогда в каких случаях это право «отказников» прекращается и можно безбоязненно продавать квартиру?

-Это очень трудный юридический вопрос. Давайте разберем, какие тут есть нюансы.

Первое. Если исходить из того, что «отказникам» должно быть гарантировано то же самое бессрочное право пользования жилым помещением, что и ранее, до приватизации (при найме), то, следовательно, при их добровольной перемене постоянного места жительства это право должно прекращаться (ст. 83 ЖК РФ). Но тут вступает в силу следующий нюанс. Действительно, в случае перемены места постоянного жительства гражданин обязан зарегистрироваться в нем. Но ведь перерегистрация по месту жительства сама по себе никаких жилищных прав не порождает и не прекращает (по Закону РФ о праве граждан на свободу передвижения). Перерегистрация всего лишь подтверждает место жительства гражданина, пока не доказано иное. Кроме того, сам переезд может быть вынужденным, а смена места жительства носить временный, а не постоянный характер. В общем, в связи со всем вышесказанным не рекомендую покупать квартиры, где на момент продажи зарегистрированы «отказники» от приватизации. Выселить их из квартиры и/или снять с регистрационного учета в случае, если они откажутся сделать это добровольно, будет просто невозможно.

-Продавец обязан зафиксировать в договоре, что в квартире зарегистрированы люди, имеющие право на бессрочное пользование жилым помещением?

­ Да. В соответствии со ст. 558 ГК РФ перечень таких лиц (с указанием на их право бессрочного пользования жилым помещением, которое сохраняется после продажи) является существенным условием договора купли­продажи жилого помещения. Без согласования данного условия договор может быть признан незаключенным. И помните: подписываясь под этим пунктом, покупатель соглашается на покупку квартиры, обремененную правом бессрочного пользования «отказников». Следовательно, покупатель потом не сможет предъявить претензии продавцу в связи с тем, что такие лица не освобождают квартиру или не снимаются с учета. Нельзя их снять с регистрационного учета и по воле продавца­собственника. И если продавец дает вам такие обещания, помните: они абсурдны. Дело в том, что участниками договора купли-­продажи «отказники» не являются, поэтому договор не подписывают. Если же и существуют отдельные от договора купли-­продажи заявления­обязательства от таких членом семьи, где они обязуются добровольно сняться с регистрационного учета и освободить квартиру после продажи, то они рассматриваются судами всего лишь как демонстрация их намерений, которая не прекращает их бессрочное право пользования жилым помещением и не создает для «отказников» никаких гражданско­правовых обязательств.

А если «отказники» уже зарегистрированы по новому месту жительства?

­ В этом случае рекомендую перед покупкой квартиры найти их и взять с них письменное подтверждение о том, что они в добровольном порядке сменили постоянное место жительства, понимая, что утрачивают в связи с этим в отношении отчуждаемой квартиры все жилищные права. В противном случае всегда остается открытой калитка для судебного спора. Ведь нельзя исключить вариант, при котором потом все будет представлено таким образом, что «отказник» был вынужден сменить место жительства (причем временно) из­за конфликтных отношений с собственником.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector