Abc-contact.ru

АБС Контакт
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кого можно брать в семью? Усыновление: законодательство

Кого можно брать в семью? Усыновление: законодательство

Мало кто, увидев по телевизору малыша, ищущего родителей, остается равнодушным к судьбе маленького человека. Мало у кого не екнет в сердце при виде глаз сироты из детского дома. Но не каждый решится на такой важный шаг — принять ребенка в семью.

К чему нужно быть готовым будущим приёмным родителям? Какие нужны для этого документы? Какие положены выплаты замещающим семьям в Башкирии? И сколько в республике приемных семей? Во всех этих вопросах разбирался «Башинформ».

Программу подготовки опекунов (попечителей) и кандидатов в приемные родители организуют:

✔ Республиканский центр семейного устройства Башкортостана (проспект Октября, 115, корп. 4, тел. 8 (347) 244-87-50).

✔ Уфимское управлении по опеке и попечительству (ул. Комсомольская, 161/2, тел. +7 (347) 279-91-85).

Органы опеки и попечительства по месту жительства.

Курс ведут психологи, социальные педагоги, юрисконсульты. Замещающих родителей учат, как общаться с приемными детьми, выходить из проблемных и критических ситуаций. Продолжительность обучения — 80 академических часов.

Для подбора ребенка кандидат может обращаться к:

• федеральному оператору государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей (Министерство просвещения РФ)

• региональному оператору — Министерство образования Республики Башкортостан)

• в любой орган опеки и попечительства по своему выбору.

✔ При усыновлении ребенка в Башкирии выплачивается единовременное пособие – 453 тыс. руб.

✔ Размер этого пособия при усыновлении ребенка-инвалида увеличивается на 100 тыс. руб.

✔ Если усыновляют родных братьев и сестер – выплачивается 147 261 руб. на каждого.

✔ Если усыновляют ребенка старше 7 лет – 147 261 руб .

✔ Единовременное пособие при приеме ребенка на воспитание – 19 277 руб.

✔ Приемным родителям выплачивается ежемесячное вознаграждение:
за каждого ребенка до 3 лет – 9 013 руб. , после 3 лет – 7 513 руб.
Если ребенок с ограниченными возможностями здоровья — до 3 лет – 10 816 руб. После 3 лет – 9 016 руб.

✔ Пособие на содержание ребенка:
на каждого ребенка до 3 лет – 6 350 руб. ежемесячно, после 3 лет – 6 106 руб.; на ребенка-инвалида младше 3 лет – 7 620 руб; на ребенка-инвалида старше 3 лет – 7 327 руб.

На 1 января 2018 года в Башкирии насчитывалось 13 130 детей-сирот. Детских домов в республике — 15, сейчас в них воспитываются 500 детей, и их количество с каждым годом сокращается.

В Башкортостане сегодня насчитывается 11 081 приемных семей, в которых воспитывается 12 696 детей. Только в этом году за 10 месяцев передано в семьи граждан 916 детей-сирот, усыновлено 1 762 ребенка, под опеку переданы 5 295 детей, в приемные семьи — 3 801 ребенок.

В Уфе за 10 месяцев 2018 года в замещающие семьи переданы 353 ребенка, в том числе усыновлено — 59, переданы в приемные семьи – 56, переданы под опеку – 238 детей.

Более 80% приемных родителей решаются на этот ответственный шаг после 40 лет. Как правило, это состоявшиеся люди, преодолевшие бытовые сложности, нередко вырастившие собственных детей и имеющие силы и желание отдать свои знания и любовь тем, кому их не досталось.

Мотивы принятия различные: реализация родительского потенциала, желание помочь ребенку, желание иметь большую семью, замена потерянного ребенка, обретение смысла жизни и другие.

Приемная семья Решетниковых, деревня Кумово Янаульского района. Марина Витальевна и Александр Витальевич воспитывают шестерых приемных детей. «Первенцев» — восьмилетнюю Зою и 14-летнего Никиту семья взяла в 2013 году. Через год сразу четверых родных: пятилетнего Антона, шестилетнего Ваню, восьмилетнего Кирилла и 15-летнюю Лену.

«У каждого нашего ребенка до переезда в семью была своя драма, своя история попадания в приют. Алкоголь, наркотики и безответственность — вот что разобщает родителей с родными детьми. Для нас фраза «Семья — это главное» — не пустые слова. Главное, чему мы хотим научить наших детей — заботиться и поддерживать друг друга, рассчитывать на помощь, знать, что всегда есть на кого опереться. Работа, знакомые, друзья — всё это должно быть. Но в первую очередь — семья и семейные ценности», — говорит Марина Решетникова.

Приемная семья Дербеневой Гольсирин Файзулловны и Маликова Аиса Назифовича, д. Саузбаш Краснокамского района.

Эта удивительная интернациональная семья состоит из 27 человек: мама, папа и 25 детей, 21-приемный ребенок, двое детей – на патронатном воспитании и двое усыновленных детей, три ребенка-инвалида и восемь детей имеют особенности в развитии. Самому маленькому ребенку сейчас три года, а самому старшему 17 лет. Семья многонациональная, в ней воспитываются русские, башкиры, татары, мари, чуваши. Уникальность семьи в том, что супруги берут на воспитание братьев и сестер для того, чтобы сохранить их кровные узы. Семья имеет множество наград.

Семья Вшивцевых — Светлана Евгеньевна и Александр Борисович воспитывают 4 детей. В мае 2015 года взяли в свою семью племянников Талиповых Дарину и Дамира.

Дарина учится во втором классе, Дамир ходит в детский сад. Дети чувствуют уют и тепло домашнего очага.

Семеновы Валерий Вениаминович и Галина Антоновна с 1989 года стали замещающими родителями для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Они воспитали троих кровных детей и стали приемными родителями для 15 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. На сегодняшний день в приемной семье воспитывается Берсенева Виктория, Хасанова Александра и Кийко Вилена. В прошлом году трое приемных детей Семеновых поступили в образовательные организации высшего образования.

Семья имеет много наград, дипломов, грамот, благодарственных писем, награждена патриархом Московским и всея Руси Алексием II орденом святого благоверного царевича Димитрия Угличского и Московского, медалью «За заслуги перед Отечеством» 2 степени, на Фестивале счастливых семей памятной статуэткой как родители, которые вносят большой вклад в воспитание и развитие детей, медалью «Родительская доблесть».

Из рук в руки: соцсети стали площадкой для торговли детьми

Потенциальные приемные родители, отчаявшись стоять в официальных очередях, перекочевали в интернет. Здесь в тематических пабликах «ВКонтакте» одни пишут, что хотят отказаться от ребенка после родов, а другие сообщают о готовности забрать младенца. Почему существует теневое усыновление и как оно работает — выясняли «Известия».

Ни дать ни взять

По официальной статистике, количество детей, оставшихся без попечения родителей, в государственном банке данных год от года сокращается. В детских домах в большинстве своем остаются только подростки, да и те скоро выпустятся, получат от государства квартиру и начнут самостоятельную жизнь. На то, что сирот становится всё меньше, указывают и очереди желающих взять отказного ребенка в органах опеки.

Казалось бы, тенденция положительная. Но и по словам экспертов, и по наблюдениям потенциальных усыновителей, далекая от реальности. Некого забирать из системы только формально или со слов сотрудников. Сирот-подростков действительно в приемные семьи берут реже, опасаясь трудностей с воспитанием уже сложившейся личности и пагубного влияния детского дома. Но помимо них в госучреждениях есть немало других детей.

Крайне неохотно отдают в семью детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ).

«В опеках и в ДД (детских домах. — «Известия») говорят, что все дети с такими диагнозами, что вы дома не справитесь, и ребенок умрет, а на вас ответственность останется. » — пишет одна из подписчиц в группе «Усыновите.ру».

усыновление детский дом

Воспитанники одной из школ-интернатов Челябинска на представлении вместе с участниками программы помощи в усыновлении «Поезд надежды»

Движет сотрудниками, к сожалению, не всегда исключительно забота о благе подопечных.

«Дети находятся на попечении государства. На одного ребенка в детском доме-интернате (ДДИ) государство в месяц тратит порядка 300 тыс., то есть около 11 тыс. в день. В детских домах ребенок обходится в 75–77 тыс. в месяц. А это и зарплата сотрудников, и надбавки, и так далее», — объясняет правозащитник, директор Социального центра Святителя Тихона Александр Гезалов.

Другая, еще более обширная группа, которая и вовсе не попадает в поле зрения статистики, — дети, у которых есть родители.

На 80% детдома забиты детьми, которые находятся там по заявлению — из многодетных семей, тех, кто в трудной жизненной ситуации. Сейчас, согласно постановлению №481, детдома должны помогать семье. Подразумевается, что ребенок помещается не как в детский дом, а на какую-то там реабилитацию. На деле детей сдали на прокорм и ходят раз в полгода, подписывают заново заявление. Это удобно и системе, и родителям. При этом в федеральной базе детей нет и взять их в семью невозможно, — рассказывает Гезалов в беседе с «Известиями».

Но в одном эксперты со статистикой солидарны. Младенцев в системе действительно почти не осталось. Возможность быстро обрести дом, а не застрять в госучреждениях, по словам специалистов, им дает так называемая скрытая очередь. Если мать отказалась от ребенка еще в роддоме, то врачи, сотрудники опеки, регионального банка данных быстро сообщают об этом своим бездетным знакомым, а те сразу подают заявку.

Так, даже потратив несколько месяцев на то, чтобы пройти медкомиссию, получить справку об отсутствии судимости, закончить курсы подготовки, лично подать заявление в органы опеки и попечительства по месту жительства, вы можете остаться ни с чем, просто потому что кто-то более предприимчивый или обладающий связями оказался в очереди перед вами.

В поисках альтернативы

Запрос «усыновить ребенка» по группам в социальной сети «ВКонтакте» выдает не только сообщества, где публикуют инструкции по усыновлению и анкеты детей со ссылками на официальные базы данных. Еще чаще там можно найти паблики с «криками души».

Здесь беременные женщины, которые по разным причинам не могут или не хотят воспитывать своего ребенка, пишут, что ищут им приемных родителей, а те, замученные ожиданиями, сообщают о готовности забрать детей.

«Состоявшаяся семья, проживаем в городе Москва и ищем на усыновление мальчика. », «мы благополучная, состоявшаяся семья и ищем на усыновление доченьку, все документы есть. » — сообщений от потенциальных приемных родителей обычно в разы больше, чем от беременных. И каждый день в Сети появляются всё новые и новые сообщения.

Честно, я написала от отчаяния. Люди по два года в очереди стоят, а для меня это очень много, — делится с «Известиями» одна из женщин, обратившихся в такую группу. — В базе данных «Усыновите.ру» детки есть, а по факту, когда я звоню и спрашиваю, оказывается, на них уже или дали направление, или дали согласие, или даже забрали. Плюс в каждом городе своя очередь, если я иногородняя, то это уже другая очередь. Сначала проходят свои. Еще, на мой взгляд, неправильно, что, пока неблагополучным родителям дают полгода на улучшение условий, ремонт, поиск работы, малыш висит в системе, но его нельзя забрать, им никто не занимается. Это очень долго».

семья усыновление сеть

Организаторы групп подчеркивают, что в значительной степени это помощь и матери ребенка, оказавшейся в безвыходной ситуации. «Эта платформа нужна прежде всего самым уязвленным материально и физически беременным женщинам, которые не могут или не успели сделать аборт — чтобы они чувствовали себя в безопасности, понимали, что им помогут, на них не будут орать, их никто не оскорбит словами вроде «проститутка, зачем ноги раздвигала?!». Здесь будут родители с проверенным заключением, которые не оставят ее в беде», — рассказывает журналистам организатор одной из таких групп.

Часто в сообществах есть и свои юристы, которые объясняют, как сделать всё по закону. Подразумевается, что биологическая мать и кандидаты в приемные родители встречаются, знакомятся, обсуждают условия. У биологической матери есть возможность убедиться, что у кандидатов на ребенка на руках есть все документы, а у приемной семьи — посмотреть, от кого они берут в семью нового члена. Если обе стороны всё устраивает, то после рождения ребенка биологическая мать пишет отказ от ребенка в пользу приемных родителей.

Семейный кодекс РФ (ч. 3 ст. 129) действительно подразумевает, что родители могут дать согласие на усыновление ребенка конкретным лицом либо без указания конкретного лица. Но, по словам специалистов, ситуация довольно шаткая.

«Наличие согласия на усыновление не освобождает родителя от обязанностей по содержанию и воспитанию ребенка. До принятия решения об усыновлении обязательно будет иметь место такой период», — говорит ведущий юрист «Европейской юридической службы» Юрий Тулупов.

По закону

В некоторых штатах Америки возможность биологической матери участвовать в выборе приемной семьи для ребенка предусмотрена законодательством. Исследователи отмечают, что открытость процесса усыновления была характерна для США уже в 1970–1990-х годах. Биологические и приемные родители могли открыто взаимодействовать друг с другом и социальными службами по поводу предстоящего усыновления, более того, первые при желании даже могли принимать участие в воспитании детей.

Помогать с частным усыновлением женщинам вправе посредники: юрист, врач или частная компания, которая специализируется на подборе приемных родителей. Регулирование в разных штатах происходит по-разному. Где-то необходимо проводить экспертизу и самих родителей, и условий их проживания, где-то нужно проводить консультацию со всеми заинтересованными лицами.

усыновление дети США

Усыновленные дети и приемные семьи во время церемонии Национального дня усыновления в здании суда округа Палм-Бич, Вест-Палм-Бич, США, 22 ноября 2019 года

Ежегодно американские семьи усыновляют около 10 тысяч заграничных детей, из них 10% — из России

По статистике Госдепартамента США, начиная с 1999 года самое большое число российских детей американцы усыновили в 2004 году – 5862 ребенка обрели родителей и дом в США. Впрочем, после этого количество усыновленных из России с каждым годом стабильно и стремительно уменьшалось. По данным за 2011 год, американским приемным родителям удалось усыновить лишь 970 россиян. Тем не менее, в последние шесть лет российские сироты, ставшие членами американских семей, все-таки занимают уверенное третье место.

Ежегодно граждане этой страны усыновляют около 10 тысяч детей со всего мира — и 10% сирот, которые обретают семью в Америке, – жители России.

Кроме России, основные страны, откуда оставшиеся без родителей дети приезжают в США, — это Китай (в 2011 году оттуда усыновили 2857 детей), Эфиопия (1732 ребенка), Южная Корея (736 ребенка) и Украина (640 детей). Американские приемные родители не боятся взять иностранных сирот-инвалидов — и именно по ним, как считают эксперты, сейчас и ударит принимающийся «закон Димы Яковлева». «Отказать в усыновлении иностранцами собираются именно калекам, детям с синдромом Дауна и другим малышам с никогда не излечимыми заболеваниями и уродствами», — говорят специалисты на условиях анонимности.

На сайте Министерства здравоохранения и социальных служб США указывается около 200 агентств по усыновлению детей, примерно четверть работает с сиротами из России. По данным интернет-портала Adoption Guide («Руководство по усыновлению»), американским приемным семьям приходится ждать своих детей из России годами, собирать кучу бумаг, несколько раз ездить в Россию, платить внушительные суммы за каждый необходимый для счастья сироты документ.

В целом процедура занимает от 2,5 до 7-8 лет, хотя, в зависимости от обстоятельств, это время может варьироваться.

По оценкам специалистов, в течение 1-3 месяцев после принятия решения об усыновлении будущие родители собирают информацию, чтобы узнать, что им предстоит. В это время они могут посещать группы поддержки для приемных родителей, читать соответствующую литературу. Финансовые затраты на этом этапе минимальны.

Затем приемной семье или родителю нужно выбрать тип усыновления – внутри страны или же международное.

По информации Adoption Guide, на изучение вариантов и принятие окончательного решения среднестатистической семье требуется от трех месяцев до полугода. Как только американская пара приняла для себя решение, кого и каким образом они хотят усыновлять, им предстоит собрать внушительный пакет документов, так называемое «Заключение обследования социально-бытовых условий» (Homestudy). В перечень документов в том числе входят свидетельства о рождении будущих приемных родителей, налоговая история семьи, свидетельство о заключении брака (или о разводе в случае, если приемный родитель одинок), медицинское заключение и результаты медицинских анализов, рекомендательные письма.

Также приемным родителям необходимо подготовиться к обстоятельному собеседованию.

В примерный план собеседования входит до 20 вопросов, касающихся истории бесплодия соискателей, их религиозных убеждений, их детства, наличия генетических и хронических заболеваний и зависимостей в семье. Супругам надо описать свои отношения и привести примеры конфликтов и способы их решения. Необходимо рассказать о возможных проблемах с законом, наркотиками и алкоголем, сообщить о возможных консультациях с психотерапевтом, предоставить справку с места работы и описать финансовое состояние семьи. Большую часть собеседования занимают и вопросы, касающиеся непосредственно усыновления. У будущих родителей спрашивают, как они решились взять в семью ребенка, какого ребенка они хотят усыновить, имеет ли значение расовая принадлежность ребенка и состояние здоровья его биологической матери во время беременности, узнают об отношении родственников будущих родителей к усыновлению.

Плата за составление заключения в зависимости от штата составляет $750 – 2000. К пакету документов необходимо приложить заключение о законности усыновления из Службы гражданства и иммиграции США (USCIS approval) ($560), справки о несудимости ($20-40), фотографии на паспорт ($10-25), загранпаспорта ($ 170) с российскими визами ($300), семейные фотографии ($15). Заверение документов у нотариуса обойдется примерно в $500-1000. Тогда же агентство подбирает для своих клиентов ребенка в России, процесс занимает до девяти месяцев.

Сразу после выбора будущего сына или дочери приемные родители заполняют заявление на усыновление и подают его в суд в России. В последующие 2-3,5 года родители 2-3 раза приезжают в Россию: чтобы знакомиться с новым маленьким членом семьи и участвовать в судебных заседаниях касательно усыновления.

После того, как российская сторона одобрит усыновление выбранного ребенка, американская пара подает заявление в Госдепартамент, Министерство внутренней безопасности и Службу гражданства и иммиграции США, чтобы те дали разрешение привезти ребенка в страну. Получив одобрение американской стороны, новоиспеченные родители собирают документы на ребенка (российский паспорт, свидетельство о рождении и визу США) и возвращаются домой.

По оценкам Adoptoin Guide, на этом этапе американская семья тратит около $24-45 тыс.: сюда входят услуги агентства по усыновлению, регистрация в российском консульстве, подарки для детского дома, в котором проживает ребенок в России, медицинское заключение посольства США в России, российский загранпаспорт для ребенка, виза в США, авиаперелеты, еда, проживание на двоих, услуги водителя и переводчика в России.

Усыновить российского ребенка обходится американским гражданам в $26-50 тыс. Для сравнения, чтобы взять в семью приемного ребенка из Китая, нужно до $35 тыс., посчитали специалисты.

С российской стороны к родителям есть ряд требований. Родители-одиночки, которые хотят взять в семью малыша должны быть не менее, чем на 16 лет, старше своего будущего ребенка, хотя возраст семейных пар отдельно не оговаривается. Кроме этого, Россия не позволяет усыновлять детей людям, страдающим туберкулезом, болезнями внутренних органов и нервной системы, инфекционными заболеваниями, дисфункцией конечностей, наркоманам и алкоголикам, психически ненормальным, а также всем, кто по той или иной причине не может работать.

Основатель и медицинский директор Международной клиники по усыновлению при больнице Inova Fairfax Hospital for Children in Virginia Патрик Мэйсон утверждает, что «мода» на усыновление иностранных детей изначально появилась после Второй мировой войны.

«Причины, по которой американцы предпочитают то или иное усыновление, различны, но в основном семьи хотят обеспечить хорошей жизнью ребенка, который был в проблемной стране и неблагоприятном окружении», — сообщает Мэйсон. «Иногда требования по «международному» усыновлению выполнить проще, чем по «внутреннему». Это тоже влияет на решение будущих приемных родителей», — уточнил медик.

При этом точных данных о числе сирот-жителей США, за последнее время усыновленных в Америке, в открытом доступе нет. Имеется лишь информация о переписи населения за 2000 год. На тот момент в приемных семьях проживали 1,586,004 сирот, причем 1,386,868 из них были уроженцами США.

По данным агентства American Adoptions, число усыновленных детей на родине в США продолжает расти, а зарубежных, напротив, сокращается. Стоимость усыновления внутри страны сопоставима с «заграничным» — и в основном не превышает $50 тыс. При этом в эту сумму для «домашнего» усыновления могут входить расходы на уход и содержание беременной женщины, которая после рождения ребенка отдаст его в приемную семью. По данным последнего исследования Национального совета по усыновлению, количество усыновлений внутри США увеличилось с 14 тыс. случаев в 1982 году до 20 тыс. случаев в 2007 году. Представители агентства American Adoptions утверждают, что информация о том, что биологические родители сироты из США могут прийти и легко через суд забрать своего ребенка от приемных родителей — это миф. Как только процесс усыновления завершается по решению суда, приемная семья признается семьей ребенка по закону.

Сейчас в американских агентствах о проблемах по вопросам усыновления, возникающих между Россией и США, предпочитают ничего не говорить.

Руководитель департамента по усыновлению сирот из России в агентстве Adoption Associates Крис Бюрроу сообщила «Газете.Ru», что ее организация работает по той же схеме, что и последние несколько лет. «Мы хорошо работаем с Россией. В США мы должны очень внимательно следовать требованиям всех стран, откуда приезжают приемные дети. От этого зависит, получат приемные родители ребенка, или нет. Эти обязательные законодательные процедуры направлены на то, чтобы защитить каждого ребенка и найти для каждого дом. Мы следуем всем подобным предписаниям России, так же как и Россия – нашим», — дипломатично сказала Бюрроу.

Помолчав, она добавила: «Я знаю, что в прессе очень много обсуждается вопрос дальнейшего сотрудничества США и России насчет усыновления детей, но я сама ничего комментировать не могу».

Представитель агентства Dillon International Сьюзан Серрано молча выслушала вопросы корреспондента и, поразмыслив минуту, сказала, что пришлет всю информацию по электронной почте, но в результате ничего не ответила. Ответственная за усыновление российских детей в службе Adoptions of Indiana Инна Пекарь почти что дословно повторила слова своей коллеги из Adoption Associates. «Мы ориентируемся на законодательство. Мы замечательно относимся к России и уважаем ее правила», — сообщила Пекарь. «У американских родителей очень высокие ожидания касательно российских детей», — уточнила она и добавила: «Я больше ничего не смогу вам сказать».

Тем не менее, близкий к российской системе усыновления, но пожелавший остаться неизвестным собеседник «Газеты.Ru» сообщил, что в ближайшее время «сами усыновители и службы по усыновлению могут выпустить заявление» в связи со сложившейся ситуацией.

По его словам, то, что происходит сейчас — по сути продолжение многолетней политики России в отношении США в вопросах международного усыновления. «По факту американское усыновление уже было сведено ниже плинтуса, Америка и так уходит от нас, а новшества российского усыновления в массе своей противоречат всем интересам ребенка», — рассказал он.

Как в Германии устраивают детей в семьи

В РФ каждый десятый взятый в семью ребенок возвращается в детский дом. В Германии такого показателя в статистике просто нет. Неудачные случаи устройства в семьи считаются крайне редкими. Вот как работает эта система.

Девочка держит за руки женщину и мужчину

Себастиану 12 лет, он ходит в школу, участвует в работе дружины юных пожарных и любит мастерить поделки. Он самый обычный ребенок. Только иногда он вдруг задает вопрос: «А почему мои родители меня не хотели?». «Они просто не могли, были не в состоянии, но они очень постарались найти для тебя родителей», — отвечает ему его мама Кристина*. Она и ее муж Штефан усыновили Себастиана младенцем.

Новая семья для ребенка

В Германии первым делом стремятся сделать все возможное, чтобы ребенок остался с кровными родителями. Если семья оказалась в кризисной ситуации, она может получить самую разную помощь: начиная от денег и терапии и заканчивая помощью по дому. Всестороннюю поддержку предоставляют и беременным женщинам, не уверенным в том, оставлять ли им ребенка. Так, женщине, которая отказалась от первых четырех детей (они были устроены в приемные семьи) и беременна пятым, предлагают побыть с новорожденным в доме матери и ребенка и после этого решить, хочет ли она жить с ним и воспитывать его.

Дом матери и ребенка в Германии

Дом матери и ребенка в Германии

Новый дом подыскивают тому ребенку, чьи кровные родители отказались от него, не захотев принять предложенную им помощь. Нуждаются в нем и дети, родители которых игнорируют их интересы и потребности, злоупотребляют своими правами или же применяют в отношении ребенка насилие. Устройством детей в семьи в Германии занимаются местные ведомства по делам молодежи (Jugendamt), а также уполномоченные на это социальные службы.

Каждый случай специалисты рассматривают индивидуально, решая, что подойдет конкретному ребенку: учитываются его возраст, отношения с родителями, способность формировать привязанность… Детей младше 10-11 лет в Германии стараются в любом случае помещать в семьи. Важный принцип: в ФРГ подбирают именно семью для ребенка, а не ребенка для семьи, а приемных родителей и усыновителей изначально готовят к тому, что будет сложно.

Перед усыновлением

Кристина и Штефан, как и многие другие пары, решили взять ребенка после того, как стало ясно, что своих детей они иметь не смогут. В январе 2007 года они обратились в Социальную службу женщин-католиков в Кельне. Соцработники провели с Кристиной и Штефаном целый ряд собеседований, в ходе которых выясняли, чем именно вызвано их желание взять приемного ребенка, смотрели, как устроена их семья, насколько она стабильна, как пара решает конфликты, какие отношения у них были с собственными родителями.

Им задают целый ряд вопросов: возьмут ли они ребенка, чья биологическая мать пила? Если да, то какое количество употребляемого ею алкоголя в этом случае они считают допустимым? А если это был только один бокал шампанского, но в самый неподходящий момент? Готовы ли потенциальные усыновители к тому, что ребенок будет общаться с кровными родителями? Социальные работники подчеркивают: нереализованные желания или стремления супружеской пары ребенок — будь он кровный или приемный — исполнить не сможет.

Рука ребенка на ладонях двух взрослых

К кандидатам в приемные родители есть немало и формальных требований: они должны предоставить справки о своем здоровье, документы о доходах, свидетельства о том, что не совершали преступлений. «Я рассматривал это в каком-то смысле как получение водительских прав», — говорит Штефан. Потом они с Кристиной несколько месяцев ходили на специальные групповые семинары для приемных родителей, где их знакомили с юридическими аспектами усыновления, особенностями в поведении детей, с возможными сложностями. На занятиях в Кельне, например, проводились ролевые игры: усыновителям предлагали представить себя на месте кровных родителей, которые отдают ребенка, а затем — на месте самого ребенка. На семинары также приглашают уже опытных приемных родителей и их детей. Однажды Кристине и Штефану предложили нарисовать плакат и рассказать, какого именно ребенка они хотят и могут взять: именно тогда пара сказала, что здорового — и чем младше, тем лучше.

Соцработники стараются выстроить открытые, доверительные отношения с семьями — будущие приемные родители должны знать, что они в любой момент могут обратиться за помощью. Под конец с потенциальными усыновителями еще раз обсуждают все детали и сообщают об окончательном решении. Кристина и Штефан получили «добро» на усыновление в июле, а уже в августе им позвонили и сообщили: в социальную службу обратилась женщина, которая должна родить в январе, и своего ребенка она, вероятно, отдаст на усыновление. Этим ребенком и был Себастиан. Кристина и Штефан впервые встретились с ним в роддоме и провели там несколько дней вместе, кровная мать мальчика к тому времени уже ушла. Себастиан больше ее не видел, но знает, что именно она позаботилась о том, чтобы ее ребенку нашли новых родителей.

Детская книга Мы с тобой семья. История усыновления

Детская книга «Мы с тобой семья. История усыновления»

«Усыновление — это не иметь ребенка, а сопровождать»

Об усыновлении детям начинают рассказывать еще тогда, когда они едва ли это понимают. Родители читают им книги на эту тему, отвечают на все вопросы. «У ребенка есть свои корни, и они никуда не денутся. Мы просто хотим передать ему наши ценности. Усыновление — это не иметь ребенка, а сопровождать», — говорит Кристина.

В какой-то момент Себастиан стал говорить: «Ты вообще не моя мама». «На семинаре нам рассказывали, что такое может случиться. Все тогда смеялись, но очень важно знать, что ребенок может это сказать, и как нужно вести себя в такой ситуации. Мы сразу вспомнили — да, была такая тема. Иначе я бы, возможно, позвонила соцработнику и сказала: «У нас огромная проблема, наш сын говорит, что мы не его родители, что мы делаем не так?» Вместо этого Кристина спокойно отвечает: «Ты хочешь поговорить об усыновлении? Давай поговорим».

Кристина и Штефан по-прежнему посещают семинары по отдельным темам об усыновлении, общаются с другими родителями. Раз в год социальная служба устраивает встречу всех курируемых ею семей вместе с детьми: родители обмениваются опытом, дети видят, что они такие не одни. У каждой семьи есть свой соцработник, в идеальном случае он ведет эту семью на протяжении многих лет, общается с ребенком, выстраивает отношения с ним. В 16 лет Себастиан сможет подать заявление на то, чтобы найти свою кровную мать, — он знает, что соцработник ему в этом поможет, а Кристина и Штефан поддержат его.

Детская книга Расскажи еще раз, как мы стали семьей

Детская книга «Расскажи еще раз, как мы стали семьей»

Сейчас мальчик общается со своим кровным отцом, они видятся несколько раз в год. «Большая удача, что кровный отец не выдвигает никаких требований ни нам, ни Себастиану. Он всегда давал нам понять: «Его родители — вы, а не я», рассказывает Кристина. Они со Штефаном считают его другом семьи, а Себастиану говорят, что золотые руки у него от отца.

«Мы не думаем каждый день о том, что мы его усыновили, скорее наоборот — это бывает очень редко», — подчеркивает Штефан. А Кристина добавляет: «Если у нас возникнут какие-то проблемы, во-первых, у нас есть мы. А еще есть социальная служба, другие семьи с приемными детьми, друзья. В таких случаях мы прежде всего думаем, что мы можем сделать, и пытаемся понять, связана ли вообще эта проблема с усыновлением. В любом случае, мы всегда решаем проблемы вместе и знаем, что нам есть куда обратиться за помощью».

Дети из России

В регионе, где живут Шарлотта и Ричард, конкурс был — 10 усыновителей на приемного ребенка, а у двоих их знакомых, которые усыновили ребенка, его отобрали еще в самые первые месяцы — кровные родители решили воспитывать детей сами. Тогда Шарлотта и Ричард решили взять ребенка из России. Помимо обычных семинаров они также прошли специальный курс подготовки для усыновления ребенка из-за рубежа, а также начали учить русский язык. В России они взяли Максима — ему тогда было 2,5 года — и Надежду (1 год). Дети получили вторые имена — немецкие.

Надежда сначала почти ничего не ела, Максим часто плакал, даже во сне, у него также случались приступы гнева: он орал, кричал и не давал к себе подойти. Шарлотта и Ричард тогда предположили, что он может так реагировать на русские детские песни, которые они включали: «Мы представляли себе, что, возможно, отец Максима ставил громкую музыку, чтобы соседи ничего не слышали, и бил его мать, или его самого». Как бы там ни было, от песен на русском языке семья отказалась. Максим сразу начинал плакать, как только Ричард приближался к нему: не давал себя ни одевать, ни купать, ни обнимать. Шарлотта и Ричард первые месяцы занимались только детьми, не принимали гостей, а все дни организовали примерно одинаково: чтобы дети привыкли к ним, к дому и успокоились.

Семью Шарлотты и Ричард сопровождает социальный работник — фрау Шиффер. Именно она советовала им, как лучше говорить с детьми о смерти, когда их бабушка — мама Шарлотты — умерла от рака. Фрау Шиффер рекомендовала подходящих терапевтов для детей, а когда Максима из-за его многочисленных диагнозов, которые были поставлены еще в детском доме, не захотели брать в обычную школу, то именно она дала семье список других вариантов и частных школ. Максиму сейчас 11 лет, Надежде — 10, они ходят в Вальдорфскую школу, проходят арт-терапию, очень любят читать. Надя увлекается балетом, Максим — дзюдо, он играет на трубе и обожает быть на сцене. Сейчас он стал особенно интересоваться Россией: часто спрашивает, как выглядит его русская мама, сколько ей лет, любит российские сладости и очень хочет увидеть Красную площадь — семья собирается поехать в Москву в этом году. Каждый год они всей семьей участвуют в местной встрече с детьми, выезжая за город на выходные, там же Максим спрашивал: «Мама, все эти дети из России?»

Приемные семьи в Германии

В таких встречах участвуют и усыновители, и приемные родители со своими детьми. На усыновление в Германии передают только тех детей, у кого нет шансов на возвращение в кровную семью. Причем сначала около года длится «пробный период» (Adoptionspflege) и специалисты смотрят, насколько семья подходит ребенку. Если же изначально есть шансы на то, что ребенок сможет вернуться к кровным родителям, и они готовы делать для этого все необходимое, то он попадает либо в опорную семью (Bereitschaftspflege), либо в приемную семью на короткий срок (Kurzzeitpflege), пока его родной семье оказывается помощь. Если же шансы на возвращение в кровную семью очень малы, то для ребенка ищут приемную семью на более долгий срок (Dauerpflege).

Уте Брунов (Ute Brunow) 60 лет, она 39 лет замужем. За это время они с мужем вырастили четырех приемных детей, которых и считают своими (двоих из них они впоследствии усыновили), а еще для 73 детей эта семья стала опорной. То есть эти дети жили у них короткие сроки: это, например, были те, кого изымали из семьи и кому срочно требовался временный дом, их могли экстренно привозить и ночью. Уте подчеркивает: такие дети травмированы, им страшно, им нужна стабильная хорошая атмосфера; но привязанности быть не должно, нужно держать дистанцию — все-таки у них уже есть родители или будут другие приемные родители, а в этом доме они временно.

Ребенок в детском доме в Германии

Временно — это пока ведомство по делам молодежи разрабатывает для ребенка индивидуальный план помощи, а затем обсуждает его и с приемными, и по возможности с кровными родителями: чтобы всем было понятно, кто и что будет делать. Потом они встречаются несколько раз в год и смотрят, как выполняется план.

Если кровные родители частично или полностью лишаются родительских прав, то права передаются специально подготовленному опекуну — им может быть или работник ведомства по делам молодежи, или, например, родственник ребенка. Тогда опекун, а не кровные родители, представляет интересы ребенка и принимает все важные решения: например, подписывает документы на операцию, выбирает для него школу, решает, вести ли его в парикмахерскую…

Так, семья Уте сейчас опорная для 9-летнего мальчика, еще два приемных подростка-сироты (17 и 18 лет) живут у нее три года: сначала их хотела взять бабушка, но поняла, что не справится. Сама Уте говорит, что ей комфортно, когда есть опекун: у него может быть другой взгляд на вещи, у него же можно найти поддержку. Так, один из подростков хотел сделать себе татуировку, Уте выступила против, опекун в этом ее поддержал и «конфликт был исчерпан».

голоса
Рейтинг статьи
Читайте так же:
Как написать ходатайство на работника в 2022 году
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector