Abc-contact.ru

АБС Контакт
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

За представление противоречащих интересов сторон в суде адвокат поплатилась статусом

За представление противоречащих интересов сторон в суде адвокат поплатилась статусом

В конце марта Совет Адвокатской палаты Московской области вынес решение по дисциплинарному производству, возбужденному по жалобе генерального директора благотворительного центра в отношении адвоката Б., которая, представляя организацию в суде, признала иск, поданный к центру от другого ее доверителя, интересы которого прямо противоречили интересам центра.

Благотворительный центр заключил с компанией договор об оказании юридических услуг на представление интересов центра в арбитражных судах. Интересы заявителя на основании доверенности центра и на основании соглашения, заключенного с компанией, неоднократно представляла адвокат Б. Таким образом, компания выступала посредником в отношениях адвоката с благотворительным центром.

Позднее компания обратилась в суд с иском к благотворительному центру о взыскании задолженности за оказанные юридические услуги. Адвокат Б., воспользовавшись ранее выданной ей доверенностью на представление интересов благотворительного центра, подала от его имени заявление о признании иска в полном объеме.

В ходе дисциплинарного разбирательства выяснилось, что на момент признания иска между адвокатом Б. и истцом также было заключено соглашение. Таким образом, обе стороны по делу, интересы которых прямо противоречили друг другу, являлись доверителями адвоката. Было установлено, что действия Б. не соответствуют п. 1 ст. 11 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которой адвокат не вправе быть советником, защитником или представителем нескольких сторон в одном деле, чьи интересы противоречат друг другу, а может лишь способствовать примирению сторон.

В своем решении Совет АП МО указал, что «недопустимость действий против законных интересов доверителя является одним из первичных постулатов, основой основ профессиональной деятельности адвоката». Кроме того, он сослался на подп. 2 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности, в соответствии с которым адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он оказывает такую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица. Указал Совет АП МО и на то, что согласно п. 1 ст. 9 КПЭА адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам заявителя.

Таким образом, Совет АП Московской области посчитал действия адвоката Б. грубым нарушением норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и КПЭА и прекратил ее статус.

Первый вице-президент АП Московской области Михаил Толчеев в комментарии «АГ» указал, что, когда возникли противоречащие интересы, адвокат просто выбрала того, кто ей непосредственно платит. «А платят они за счет получения денег именно от той компании, интересы которой она представляла в судах», – пояснил он.

«Вообще мы не очень приветствуем, когда компании аккумулируют доверителей для адвокатов, так как это чревато конфликтом интересов. В случае когда он уже возникает, адвокат просто должен отказываться от участия деле», – указал первый вице-президент АП Московской области.

Из судебной практики конфликт интересов доверителя с представителем

Конфликт интересов

Адвокатская деятельность традиционно испытывает сильное воздействие морально-этических принципов. Можно даже сказать, что эта деятельность регулируется нормами морали в той же степени, что и нормами права. Объясняется это в первую очередь тем, что отношения клиента и адвоката строятся на доверии, которое невозможно в случае безнравственного поведения адвоката. Проблема конфликта интересов – одна из сложнейших этических проблем для адвоката. Сейчас вопросы конфликта интересов получили определенное законодательное регулирование. Посмотрим, насколько законодательное регулирование вопроса конфликта интересов отвечает традиционным этическим принципам.

О конфликте интересов принято говорить тогда, когда адвокат берется защищать интересы клиента, которые противоречат интересам другого лица, которого тот же адвокат также защищает или ранее защищал в том же деле.

Иными словами, конфликт интересов имеет место тогда, когда адвокат сталкивается с необходимостью учитывать противоположные интересы нескольких сторон одного и того же конфликта. Понятно, что в этой ситуации невозможно квалифицированно отстаивать интересы ни одной из сторон. Поэтому, адвокат должен избрать лишь одного доверителя и отказать в оказании услуг другому обратившемуся к нему лицу.

Но описанная только что – это простейшая модель конфликта интересов. В реальности – проблема гораздо сложнее.

Так, зачастую другая сторона конфликта обращается к адвокату, когда он уже прекратил представлять интересы другой стороны и более не участвует в этом конфликте.

Может ли он принять такое поручение? Ведь другая сторона более не является его клиентом и его деятельность не связана с необходимостью отстаивать интересы прежнего клиента. Но, с другой стороны, за время своего участия в качестве представителя другой стороны адвокат мог получить доступ к конфиденциальной информации, которая, возьмись он за поручение другой стороны, может повредить интересам его прежнего клиента. Этично ли это?

Читайте так же:
Действия при ДТП без пострадавших: подробная инструкция

Кроме того, часто одна из сторон конфликта представлена несколькими лицами. Адвокат имеет договор на оказание услуг с одной из них. Может ли он принять поручение, если его исполнение будет связано с деятельностью вопреки интересам аффилированного с его клиентом лица?

Наконец, в адвокатской практике существует понятие, так называемого, «глобального» конфликта интересов. Это означает, в первую очередь, что адвокат не вправе без положительного согласия своего клиента браться за дело, если в нем участвует лицо с противоположными по отношению к его клиенту интересами, даже если речь идет о другом конфликте, в котором адвокат не участвует на стороне своего клиента. Такая ситуация весьма распространена в случае заключения договора на генеральное юридическое обслуживание. Клиент по такому договору может не привлечь данного адвоката к участию на его стороне в каком-либо конфликте. Но противник клиента может обратиться к этому адвокату с предложением отстаивать его интересы с этом конфликте. В таком случае и принято говорить о глобальном конфликте интересов.

На практике встречаются и другие случаи. Например, этично ли работать против руководителя юридического лица, являющегося клиентом адвоката. А против бывшего руководителя?

К сожалению, правовое регулирование вопросов конфликта интересов по нашему законодательству весьма скудное. В этой части следует обратить внимание на Закон об адвокатуре (Далее — Закон), а также на Кодекс профессиональной этики адвокатов (Далее — Кодекс).

Что касается Закона, то он содержит лишь одну фразу, которая имеет отношение к конфликту интересов. Речь идет о статье 6 Закона, п. 4 которого говорит, что адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он, среди прочего, оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица.

Несколько шире к этому вопросу подошел Кодекс профессиональной этики. Статья 11 этого документа гласит, что адвокат не вправе быть советником, защитником или представителем нескольких сторон, чьи интересы противоречивы, в одном деле, а может лишь способствовать примирению сторон.

Если следовать Закону, то следует сделать вывод о том, что в нашем законодательстве конфликт интересов описан предельно узко. Адвокат не вправе оказывать юридическую помощь лицу, если он в настоящее время оказывает юридическую помощь другому лицу, интересы которого противоречат интересам обратившегося лица.

Если же следовать Кодексу, то конфликт интересов оказывается описан гораздо более полно. Так, адвокат не вправе браться за поручение клиента, если он ранее оказывал помощь в данном деле другому лицу. Далее, Кодекс, в отличие от Закона, использует термин «сторона», а не «доверитель». Это позволяет сделать вывод о том, что адвокат не вправе оказывать услуги обратившемуся лицу, если интересы этих лиц противоречат интересам не только доверителя, но и его аффилированным лицам. Хотя, безусловно, если слово «дело» понимать как судебное дело, то в этой части Кодекс недалеко ушел от Закона. Думается, однако, что такое буквальное понимание было бы неверным, исходя из характера Кодекса. Все же, это не нормативный акт в строгом смысле слова. Это скорее свод этических правил, которому закон придал известное правовое значение. Поэтому, термины, содержащиеся в Кодексе, правильнее толковать не в строго юридическом смысле, а более широко. «Дело» в смысле Кодекса – это не судебное дело, а, если можно так выразится, адвокатское дело, проблема, с которой к адвокату пришел клиент. Поэтому, сторона по Кодексу – это участник проблемы, конфликта, который должен быть разрешен адвокатом. Сказанное позволяет придать выражению Кодекса «сторона в деле» гораздо более широкое значение.

Таким образом, если следовать Кодексу, то проблема конфликта интересов получает довольно полное решение. Однако, еще раз оговоримся, что такое решение возможно только при довольно широком толковании положений Кодекса. Думаю, что текст Закон следует дополнить и более полно описать в нем отдельные аспекты проблемы конфликта интересов.

Думается, несмотря на отсутствие четкого текста закона, оставившего многие аспекты проблемы конфликта интересов за своими рамками, что смысл закона, воплощенный в его отдельных статьях и правильно понятый, не позволит адвокату нарушать основные принципы конфликта интересов.

Читайте так же:
Виды административно-правовых норм — Студопедия

Закон, регулируя деятельность по оказанию услуг, не мог ограничиться предельно четкими формулировками. В Законе довольно много общих формулировок, граничащих с этическими нормами. Так, адвокат обязан отстаивать права доверителя честно, разумно и добросовестно (ст.7). Если тот или иной этический вопрос не получил разрешения в законе, адвокат обязан следовать традициям и обычаям адвокатской практики, соответствующие общим принципам нравственности в обществе (п. 3 ст. 4).

Адвокат должен избегать действий, направленных на подрыв доверия (п. 2 ст. 5).

Отталкиваясь от этих формулировок, можно придти к выводу о том, что адвокат не вправе принимать поручение лица, если его интересы противоречат интересам в данном конфликте прежнего доверителя этого адвоката. Это объясняется тем, что адвокат мог получить от своего доверителя конфиденциальную информацию, которая будет или явно или подразумеваемо средством шантажа бывшего доверителя, который может постоянно опасаться разглашения адвокатом этой информации. Это может существенно ослабить волю бывшего доверителя защищать свою позицию. Если же адвокат не будет использовать имеющуюся у него информацию (что само по себе на практике не мыслимо), то он нарушит свои обязательства перед обратившимся лицом – честно и добросовестно защищать его интересы, поскольку в этом случае адвокат не будет использовать все свои возможности для защиты интересов доверителя.

Поэтому можно говорить о том, что закон, не содержа точных формулировок, все же запрещает адвокату совершать действия, влекущие возникновение ситуации конфликта интересов.

В ситуации, когда вопрос не получил однозначного разрешения в законе, а урегулирован посредством общих и притом разрозненных формулировок, возникает вопрос о критериях оценки этих общих и разрозненных норм. Применительно к проблеме конфликта интересов – возникает вопрос о том, когда же адвокат должен отказаться от поручения, если он или сейчас имеет или имел когда-то отношения с лицом, чьи интересы противоречат интересам обратившегося за помощью лица?

Прежде всего, принятие такого поручения невозможно, если адвокат в настоящее время представляет интересы другого лица, интересы которого в данном деле могут вступить в противоречие с интересами обратившегося лица.

Думаю, что принятие поручения невозможно и тогда, когда адвокат ранее представлял интересы такого лица, а к моменту обращения к нему за помощью прекратил участие в данном конфликте.

Адвокат не вправе принимать поручение лица и при условии, если полученная от доверителя информация может быть использована адвокатом против него даже пусть и в другом деле, но, например, сходном с тем, в котором адвокат представлял доверителя.

Следует также установить такой же запрет, если эта информация была получена адвокатом не от доверителя, а от его аффилированных лиц в связи с исполнением адвокатом поручений этих лиц.

Однако, если та или иная информация была получена адвокатом не в связи с исполнением им своего поручения и в отношении этой информации нет обязанности адвоката хранить профессиональную тайну, то само по себе наличие этой информации у адвоката не должно мешать ему принимать поручения клиентов.

Адвокат, далее, не вправе представлять лицо, интересы которого противоположны интересам не самого доверителя, но его аффилированных структур, поскольку деятельность адвоката против таких структур может негативно сказаться на деятельности самого доверителя (например, доверитель не получит дивидендов на акции этих структур). Здесь нужно сказать, что математически точного решения в этом вопросе предложить сложно, поскольку корпоративные связи компаний могут быть чрезвычайно широки. Так, наряду с дочерними могут существовать и внучатые компании, могут быть и правнучки и пр. Эти вопросы лучше урегулировать в договоре в доверителем. Прописать, на каком звене цепочки компаний заканчивается обязанность адвоката, связанная с конфликтом интересов. Представляется, такое положение договора не будет противоречить закону, поскольку последний не запрещает адвокату принять поручение, граничащее с конфликтом интересов, получив на это согласие клиента. Правда, далеко не каждый адвокат захочет это делать из этических соображений.

Адвокат, видимо, не вправе принимать поручение от лица, интересы которого противоречат интересам партнера нынешнего или бывшего клиента адвоката. Речь идет о тех случаях, когда в том или ином конфликте доверитель участвует вместе с другой организацией, формально не связанной с доверителем (доверитель и эта компания не участвуют в акционерном капитале друг друга), но преследующей единую с доверителем цель. В силу единства цели этой организации и доверителя, если адвокат будет работать против этой организации, то этим будут ущемляться интересы доверителя в данном конфликте. Кроме того, конфиденциальная информация, полученная от доверителя, может необоснованно содействовать адвокату в его деятельности против партнера доверителя. В итоге адвокат неправомерно распорядится информацией своего клиента.

Читайте так же:
Когда дают материнский капитал за первого ребенка

В качестве общего принципа, регулирующего конфликт интересов, можно выставить следующий. Если вследствие своих отношений с доверителем (не нарушая своих обязательств перед ним и своих обязанностей в силу закона), либо его аффилированными лицами, прошлыми или нынешними, адвокат не в силах честно, эффективно и добросовестно представлять интересы другого лица, то он должен отказаться от поручения этого другого лица. Нормативным подтверждением этого принципа может служить ст. 7 Закона, в силу которой адвокат не должен принимать поручение, если его исполнение будет препятствовать исполнению другого, ранее принятого поручения.

В целях избежать неприятной ситуации конфликта интересов в серьезных адвокатских фирмах принятию поручения от нового клиента предшествует процедура проверки наличия конфликта интересов.

Адвокаты стараются выяснить, не участвовали ли адвокаты фирмы в каком-либо споре не стороне лица, интересы которого противоречат интересам обратившегося лица.

Конечно, основная цель предотвращения конфликта интересов – это защита интересов клиента. Но у проблемы есть и другая сторона. Если адвокат, ранее состоявший в определенном адвокатском образовании, выйдя из этого образования, станет представлять интересы клиентов, которые противоположны интересам клиентов, которых обслуживают адвокаты адвокатского образования, то проблемы могут возникнуть у самого адвокатского образования. Клиент адвокатов такого образования может прекратить сотрудничество с его адвокатами, справедливо посчитав, что его права могут быть нарушены работой бывшего адвоката данного образования на другую сторону конфликта.

Возникает, таким образом, проблема обеспечения прав адвокатов адвокатского образования в случае нарушения конфликта интересов одним из бывших адвокатов данного образования. Эта проблема, к сожалению, не получила какого-либо разрешения в законе.

Как представляется здесь «виновата» сама концепция закона, который четко не определил место и роль адвокатского образования на рынке адвокатских услуг. С одной стороны, закон нацеливает на то, что адвокатское образование будет «лицом» адвоката, что клиент будет ориентироваться на адвокатское образование в выборе консультанта. С этой точки зрения, неэтичное поведение адвоката неминуемо причинит вред самому адвокатскому образованию. Но с другой стороны, закон не устанавливает действенных механизмов ответственности адвоката перед адвокатским образованием. Запретить в документах адвокатского образования (в уставе, партнерском договоре) адвокату заключать договоры с нарушением конфликта интересов, видимо, нельзя. Здесь явно будет нарушение запрета ограничивать правоспособность граждан (ч. 1 ст. 22 ГК РФ). Вообще, на базе действующего законодательства, мне представляется проблематичным установление обязанности адвоката перед адвокатским образованием не представлять клиентов, интересы которых противоположны интересам клиентов адвокатов адвокатского образования.

Здесь закон, как мне кажется, нуждается в дополнении. Необходимо установить возможность привлечения адвоката к ответственности перед адвокатским образованием за совершение описанных выше действий. Это, безусловно, будет только на пользу как самим адвокатам и адвокатским образованиям, так и клиентам.

Хочется надеяться, что в отсутствии требуемых изменений органы адвокатского сообщества в полной мере реализуют свой потенциал и будут активно содействовать установлению единых стандартов адвокатских услуг.

Из судебной практики конфликт интересов доверителя с представителем

Адвокатом является лицо, получившее в установленном Федеральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам. Адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности.

Адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном Федеральным Законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», физическим и юридическим лицам (доверителям) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

Адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в качестве руководителя адвокатского образования, а также с работой на выборных должностях в адвокатской палате субъекта Российской Федерации, Федеральной палате адвокатов Российской Федерации, общероссийских и международных общественных объединениях адвокатов.

Читайте так же:
Как пройти банкротство физического лица

Оказывая юридическую помощь, адвокат:

  • дает консультации и справки по правовым вопросам как в устной, так и в письменной форме;
  • составляет заявления, жалобы, ходатайства и другие документы правового характера;
  • представляет интересы доверителя в конституционном судопроизводстве;
  • участвует в качестве представителя доверителя в гражданском (суды общей юрисдикции, арбитраж) и административном судопроизводстве;
  • участвует в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях;
  • участвует в качестве представителя доверителя в разбирательстве дел в третейском суде, международном коммерческом арбитраже (суде) и иных органах разрешения конфликтов;
  • представляет интересы доверителя в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях;
  • представляет интересы доверителя в органах государственной власти, судах и правоохранительных органах иностранных государств, международных судебных органах, негосударственных органах иностранных государств, если иное не установлено законодательством иностранных государств, уставными документами международных судебных органов и иных международных организаций или международными договорами Российской Федерации;
  • участвует в качестве представителя доверителя в исполнительном производстве, а также при исполнении уголовного наказания;
  • выступает в качестве представителя доверителя в налоговых правоотношениях.

Адвокат вправе оказывать иную юридическую помощь, не запрещенную федеральным законом.

Представителями организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления в гражданском и административном судопроизводстве, судопроизводстве по делам об административных правонарушениях могут выступать только адвокаты, за исключением случаев, когда эти функции выполняют работники, состоящие в штате указанных организаций, органов государственной власти и органов местного самоуправления, если иное не установлено федеральным законом.

Адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории Российской Федерации только по вопросам права данного иностранного государства.

Адвокаты иностранных государств не допускаются к оказанию юридической помощи на территории Российской Федерации по вопросам, связанным с государственной тайной Российской Федерации.

Адвокаты иностранных государств, которые осуществляют адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации, регистрируются федеральным органом юстиции в специальном реестре. Порядок ведения такого реестра определяется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

Без регистрации в указанном реестре осуществление адвокатской деятельности адвокатами иностранных государств на территории Российской Федерации запрещено.

Полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, а также в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации.

В случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. Никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи для вступления адвоката в дело.

Адвокат вправе:

  • собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката;
  • опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь;
  • собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;
  • привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи;
  • беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности;
  • фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну;
  • совершать иные действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации.

Адвокат не вправе:

1. принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер;

2. принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он:

  • имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица;
  • участвовал в деле в качестве судьи, третейского судьи или арбитра, посредника, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика, является по данному делу потерпевшим или свидетелем, а также если он являлся должностным лицом, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах данного лица;
  • состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела данного лица;
  • оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица;
Читайте так же:
Банкротство мфо последствия для вкладчиков

3. занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя;

4. делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает;

5. разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя;

6. отказаться от принятой на себя защиты.

Негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, запрещается.

Юристы не у дел // Конфликт интересов как повод отстранить представителя в суде

В конце января Высокий суд Лондона вынес редкое решение — отстранил юридическую фирму White & Case от участия в деле в связи с конфликтом интересов. Спор на 2 млрд долларов идет между украинскими олигархами Виктором Пинчуком, которого представляла White & Case, и Геннадием Боголюбовым и Игорем Коломойским. Судья Филд (Field) выдал судебный приказ (injunction), когда убедился, что американское подразделение фирмы консультировало бизнес-структуры оппонентов по сделке в США. В решении отмечается, что конфиденциальная информация по тому проекту могла стать известной команде юристов, консультировавшей Виктора Пинчука в суде.

В России такое решение невозможно. Законодательство позволяет заявлять отвод судье при наличии конфликта интересов. Но распространить эту возможность на представителей сторон в процессе судья вряд ли решится. Трудно провести аналогию между судьей, от которого требуется независимость и беспристрастность при разрешении спора, и юристом, заинтересованным в том, чтобы его клиент выиграл. Конечно, любой ценой.

Требования избегать конфликта интересов есть в Кодексе профессиональной этики адвоката. Но суд не может контролировать, как адвокаты исполняют свой профессиональный кодекс — это должна делать адвокатская палата. К тому же ст. 11 кодекса запрещает только выступление адвоката на стороне двух конфликтующих сторон в одном деле. Но конфликт может возникнуть и в других условиях.

Как показывает дело White & Case, потенциальный конфликт интересов есть, когда юристы получают от клиента конфиденциальную информацию, которую потом могут использовать в деле против него. Здесь обязанность быть незаинтересованным пересекается с правом юриста хранить профессиональную тайну. Это право, именуемое в английской терминологии «привилегией» (attorney-client privilege), во многих странах является основой статуса юристов. Недавно Верховный суд Великобритании рассматривал вопрос, можно эту привилегию распространить на бухгалтеров, помогавших Prudential осуществить tax avoidance. Сделать это суд не решился, опасаясь правовой неопределенности (см. здесь).

Впрочем, абсолютного запрета на помощь клиентам в спорах с другими (бывшими) клиентами то же английское право не устанавливает. Судья Филд привел мнение лорда Милета (Millett), который допускал представительство, если между двумя командами юристов — той, что работает в процессе, и той, что имела доступ к конфиденциальной информации, — будет построена «Китайская стена». Выполнено ли это в каждом конкретном случае, должен решать суд. В деле которое в 1999 году лорд Милет рассматривал вместе с другими членами Палаты лордов, компании КПМГ не удалось доказать, что она создала необходимые барьеры между сотрудниками (Bolkiah v KPMG). Поэтому она не могла помогать правительству Брунея разыскивать активы, переведенные из инвестиционного ведомства Брунея, которое возглавлял другой клиент КПМГ — принц Джефри (Prince Jefri).

Исключение конфликта интересов некоторые коллеги видят основой профессиональной юридической этики. Артем Минасян предлагал в законе запретить юристам представлять одну сторону в процессе, если другая сторона докажет свое сотрудничество с этим представителем в течение последних трех лет. Однако повышение стандартов независимости может стать результатом не только регулирования, но судебной практики. Примером является постоянное давление Высшего арбитражного суда на третейское правосудие. ВАС не признавал решения судов при организациях, аффилированных с одним из участников процесса. При этом аффилированность должна проверяться не только на момент рассмотрения дела, но и при заключении третейского соглашения.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector