Abc-contact.ru

АБС Контакт
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Декриминализация клеветы, оскорбления, и других видов преступлений

Декриминализация клеветы, оскорбления, и других видов преступлений

Существенным изменением уголовного законодательства по итогам вступления в силу третьей «волны» президентских поправок в Уголовный Кодекс России будет являться декриминализация некоторых видов преступлений: «Клевета» (ст. 129 УК РФ), «Оскорбление» (ст.130 УК РФ) и «Причинение имущественного ущерба без признаков хищения (ст.165 УК РФ).

Декриминализация клеветы, оскорбления, и других видов преступлений

Уголовные дела, которые в настоящее время находятся в производстве по данным составам преступлений, будут переквалифицированы в дела об административных правонарушениях.

Одним из важных итогов такого изменения законодательства станет исчезновение судимости за совершение этих деяний у лиц, ранее привлеченных к уголовной ответственности.

Также срок давности, то есть время, в течении которого лицо может быть привлечено к ответственности за административное правонарушение рассматриваемое судьей с момента его совершения по общему правилу составляет три месяца, а вот при совершении уголовно-наказуемого преступления небольшой тяжести срок давности составляет два года. Т.е. теперь за оскорбление например, можно будет привлекать к ответственности только в течение 3 месяцев.

Интересно, что в отличии от уголовной ответственности к административной могут быть привлечены и юридические лица, размер штрафов, назначаемых в виде наказания по КоАП для которых значительно превышает таковой для частных лиц.

В Кодекс РФ об административных правонарушениях вводятся новые статьи 5.60, 5.61, 5.62: соответственно «Клевета», «Оскорбление» и «Дискриминация». Обсудить целесообразность декриминализации этих составов преступлений вы можете на форуме Юрист Онлайн

Клевета

Под клеветой в российском законодательстве понимается распространение заведомо ложных сведений, которые порочат честь и достоинство других лиц.

«Обычная» неквалифицированная клевета по новой редакции КоАП будет наказываться штрафом: для граждан – 1-2 тысячи рублей, для должностных лиц – 10-20 тысяч рублей, для юридических лиц – от 100 до 200 тысяч рублей.

В качестве отягчающих квалифицирующих обстоятельств, увеличивающих наказание, будет рассматриваться клевета, которая будет высказана в публичном выступлении или СМИ. Наказание за такую клевету будет в 2-3 раза больше чем за "обычную".

Наиболее тяжким видом клеветы будет являться таковая, соединенная уже с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. За такую клевету граждане могут расстаться с 3-5 тысячами рублей, должностные лица – с 30-50 тысячами рублей, юрлица – с 300-500 тысячами рублей.

Интересно, что максимальный штраф по отменяемой ч.2 ст. 129 УК РФ составлял только 300 тысяч рублей.

Часть 4 вновь вводимой статьи будет наказывать за неприятие мер, то есть пассивное бездействие при размещении клеветы в СМИ или демонстрирующихся произведениях. Представляется, что субъектами, которые попадут под действие этой части, будут люди творческие и в то же время облеченные властью – руководители газет или, например режиссеры документальных фильмов или передач. Поэтому, за такую клевету наказываются только должностные лица: (штраф – 10-20 тысяч рублей) и юридические лица (штраф 50-100 тысяч рублей).

В особую статью 17.16 КоАП выделена клевета в отношении лиц, производящих процессуальные действия и отправляющих правосудие в самом широком спектре – от присяжных заседателей и до судей и от дознавателей до прокуроров. Как и при "обычной" клевете, отягчающим обстоятельством будет являться клевета, соединенная с обвинением указанной категории лиц в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления. Неквалифицированная клевета в отношении лиц, отправляющих правосудие (судьи, присяжные заседатели) повлечет штраф: для граждан – 3-5 тысячи рублей, для должностных лиц – от 20 до 30 тысяч рублей, для юридических лиц – 100-300 тысяч рублей.
Клевета в отношении прокуроров, следователей, дознавателей, приставов влечет такие же штрафы, однако наказывается только клевета, осуществленная в связи с проводимым следствием и исполнением судебных актов.
Если же данные лица вместе с клеветой обвинены в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, то санкция составит: для граждан – штраф в 5 тысяч рублей или административный арест сроком до 5 суток, должностные лица могут расстаться с 30-50 тысячами рублей, а юрлица – с 300-500 тысячами рублей.

В общем-то, изменения правового поля в части клеветы приводят российское законодательство к европейским стандартам, где диффамация (распространение порочащих сведения) зачастую является вообще предметом гражданских споров.

Оскорбление

Оскорблением в РФ является унижение чести лица и его достоинства, при этом оно должно выражаться в неприличной форме. То есть слово «редиска» вряд ли будет расценено судом как оскорбление.

За "обычное" оскорбление может последовать штраф: для граждан – 1-3 тысячи рублей, для должностных лиц – от 10 до 30 тысяч рублей, для юридических лиц – 50-100 тысяч рублей.

Как и в статье о клевете, отягчающим обстоятельством будет являться оскорбление в публичном выступлении, СМИ или демонстрирующемся произведении. Такое правонарушение будет наказываться штрафом для граждан – от 3 до 5 тысяч рублей, для должностных лиц – 30-50 тысяч рублей и для юрлиц – 100-500 тысяч рублей.

И также как и в новой статье 5.60 КоПР РФ «Клевета» наказуемым будет являться непринятие мер по недопущению оскорбления, за которое должностные лица могут лишиться 10-30 тысяч рублей, а юридические лица – 30-50 тысяч рублей.

Дискриминация

Ранее лицо, «нарушившее права, свободы, и законные интересы человека» в зависимости от расы, пола, религии, языка, национальности, происхождения, должностного и имущественного положения, места проживания, его убеждений и вероисповедания, принадлежности к социальным группам или общественным объединениям (а именно так в российском законодательстве определяется дискриминация) несло уголовную ответственность по части 1, ст. 136 УК РФ. В ближайшее время таковые деяния, совершенные обычными гражданами, без использования должностного положения, будут квалифицироваться по ст. 5.62 КоАП РФ.

Наказываться такое правонарушение будет административным штрафом: для граждан 1-3 тысячи рублей, для юридических лиц 50-100 тысяч рублей. Дискриминация, совершенная лицом с использованием своего служебного положения и ранее квалифицирующаяся по ч.2 ст. 136 УК РФ по-прежнему остается уголовно-наказуемым деянием.

Причинение имущественного ущерба

Ст.165 действующего пока УК РФ предусматривала уголовное наказание за причинение имущественного ущерба собственнику при обмане или злоупотреблении доверием. Классическими лицами, которые получали судимости по ст.165 УК РФ были кондуктора автобусов и проводники вагонов, небескорыстно подвозившие страждущих, но не сдававших деньги в кассу. Теперь такие деяния будут оцениваться по ст. 7.271 КоАП РФ и наказываться кратным штрафом, который может достичь 5-кратного размера причиненного ущерба.

Помните, что на нашем сайте вы всегда можете получить юридическую консультацию по любым правовым вопросам.

Клевета

Клевета́ — заведомо ложная порочащая информация или распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

В зависимости от страны, законодательство предусматривает гражданскую или уголовную ответственность. В частности, в РФ, как и в большинстве стран мира, действует уголовная ответственность за клевету. На 2011 год количество стран, считающих клевету преступлением, превышало 100 [1] , в это число входят почти все европейские государства [2] .

Содержание

Ответственность за клевету в России [ править | править код ]

В законодательстве Российской Федерации клевета является одним из уголовных правонарушений, посягающим на права граждан, и наказывается по статье 128.1 [3] . Ранее, до 8 декабря 2011 года клевета являлась преступлением согласно статье 129 УК РФ. 13 июля 2012 года Государственная Дума Российской Федерации приняла закон о возвращении уголовной ответственности за клевету [4] . Закон был принят голосами депутатов от «Единой России», другие думские фракции голосовали против [5] .
Судебная статистика показывает, что за клевету осуждают в РФ очень редко: в 2014 г. по России по ст. 128.1 УК РФ осудили только 129 человек, а ещё 4-м людям клевета была вменена в дополнение к другим преступлениям. [6] .

Состав преступления [ править | править код ]

Непосредственный объект преступления — честь, достоинство, репутация человека.

  • Под честью в русском языке понимаются «достойные уважения и гордости моральные качества человека, его соответствующие принципы, хорошая, незапятнанная репутация, доброе имя».  — «положительное качество, совокупность высоких моральных качеств, а также уважение этих качеств в самом себе».  — «приобретаемая кем-нибудь общественная оценка, общее мнение о качествах, достоинствах или недостатках кого-либо» [7] .
Читайте так же:
Имеют ли право приставы взломать дверь

Субъектом клеветы является вменяемое физическое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Потерпевшим могло быть любое лицо, в том числе несовершеннолетний, недееспособный, а также умерший, если распространяемые позорящие сведения о нём задевали честь живых.

Объективная сторона преступления выражалась в распространении заведомо ложных сведений, имеющих порочащий характер. Обязателен признак «заведомости» — то есть осознание преступником несоответствия таких сведений действительности, что сообщаемые факты и события не имели место в реальности, а значит с субъективной стороны преступление всегда совершалось с прямым умыслом.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство, следовало понимать «опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу» [8] . Сообщение таких сведений лицу, которого они касались, не могло признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.

Порочащими, в частности, являлись сведения, «содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица» [8] .

Сообщения, не касающиеся фактов, а лишь содержащие негативную оценку типа «плохой человек», «тупой студент», не могли быть признаны порочащими сведениями. Тем не менее, некоторые подобные сообщения могут трактоваться как оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, и соответственно такие правонарушения входят в состав ст. 5.61 КоАП РФ.

Ответственность за клевету также исключалась:

  • когда лицо распространяло сведения, хотя и позорящие, но соответствующие действительности;
  • в случае добросовестного заблуждения относительно подлинности сведений, полагая их правдивыми;
  • когда ложные сведения не являлись порочащими.

Клевету, предусмотренную ст. 128.1 УК РФ, следует отграничивать от преступления, предусмотренного ст. 298 УК РФ «Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя». Отличие проводится по признакам потерпевшего и мотиву преступления. Оскорбление как преступление против правосудия совершается в связи с рассмотрением дел или материалов в суде, производством предварительного расследования или исполнением судебного акта.

Меры наказания [ править | править код ]

Статья 129 УК РФ предусматривала наказание за клевету в виде штрафа, обязательных работ, исправительных работ, а в квалифицирующих составах — лишением свободы. В том случае, если клевета содержалась в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, наказанием могли стать арест или исправительные работы. Клевета, соединённая с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, наказывалась лишением свободы [9] . Данная статья утратила силу с 8 декабря 2011 года — Федеральный закон от 7 декабря 2011 года N 420-ФЗ.
Санкции:

  • Клевета наказывалась штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.
  • Клевета, содержавшаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, — наказывалась штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до одного года, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трёх до шести месяцев.
  • Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, — наказывалась штрафом в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трёх лет, либо арестом на срок от четырёх до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трёх лет.

Реальное осуждение за клевету встречалось до 2011 г. редко, о чём говорят следующие данные судебной статистики. В 2010 г. было осуждено в России за клевету 314 человек: 2 подсудимых получили реальное лишение свободы (до 1 года), 7 подсудимым назначены условные сроки, 6 — исправительные работы, 5 — ограничение свободы, 20 — обязательные (бесплатные общественные) работы, а 268 отделались штрафами [10] . Уголовные дела возбуждались по ч. 1 ст. 129 УК РФ очень легко — было достаточно подать заявление мировому судье [11] . Однако дела за клевету прекращались довольно легко — достаточно было потерпевшему не прийти в судебное заседание или примириться с подсудимым [11] . В итоге за 2010 г. было по ст. 129 УК РФ оправдано 1414 человек, в отношении 1178 обвиняемых дела прекратили за отсутствием состава преступления и за непричастностью, а ещё 1238 подсудимых примирились с потерпевшими [10] .

Примечание: с 13.07.2012 года Госдума вернула в Уголовный Кодекс статью о клевете. [12]

С 13 июля 2012 года вновь является уголовным преступлением (статья 128_1 [3] ) и максимальная санкция на настоящий момент предусматривает штраф до 5 миллионов рублей (ранее — до 300 тыс. рублей), либо обязательные работы до 480 часов. Лишения свободы в качестве наказания за клевету, соединенную с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, не предусматривается (ранее — до трех лет лишения свободы).
Реально суды назначают как правило штраф: из 129 осужденных в 2014 г. это наказание получили 108 лиц. Максимальный штраф не превысил 100 тысяч рублей, а 101 подсудимого приговорили к штрафам до 25 тысяч рублей [10] .

Уголовное преследование граждан за клевету в отношении государственных чиновников [ править | править код ]

В России статья 128.1 Уголовного кодекса «Клевета» иногда используется для преследования тех, кто критикует [ источник не указан 305 дней ] представителей власти. Например, в 2016 году было возбуждено уголовное дело по части первой этой статье в отношении жителя Магадана, который критиковал [ нет в источнике ] местного губернатора В. П. Печеного во время общественной проверки качества построенных домов [13] [ значимость факта? ] .

Право на обращение и клевета [ править | править код ]

В России сообщение порочащей гражданина информации в обращении в орган государственной власти или в орган местного самоуправления формально не рассматривается как клевета. Однако Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации в 2016 году выявил случай осуждения гражданки за подачу жалобы в органы прокуратуры на угрозы со стороны начальницы. Вместо помощи гражданка была необоснованно осуждена за клевету и только после вмешательства Уполномоченного ее дело было пересмотрено [14] .

Клевета в других государствах [ править | править код ]

В ч. 1 ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года устанавливается, что никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или тайну его корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь и репутацию.

Китай [ править | править код ]

Статья 246 Уголовного кодекса Китайской Народной Республики предусматривает уголовную ответственность за клевету [15]

Объект нарушения должен быть направлен против конкретного физического лица .

Разница между клеветой и оскорблением заключается в том, что оскорбление не делается сфабрикованным образом,а клевета должна быть сфабрикованным фактом.Разница между клеветой и ложным доносом заключается в том, что последние сфабрикованы по фактам преступления,а клевета — по фактам, достаточных для нанесения ущерба личности и репутации другого человека, с целью привлечения к ответственности других лиц.

Читайте так же:
Иск о сносе самовольной постройки образец

Разграничение клеветы от оскорбления и диффамации [ править | править код ]

Клевету следует отличать от диффамации [16]  — распространения порочащих сведений в СМИ. Отличие заключается в том, что диффамация может содержать истинные сведения, тогда как клевета содержит заведомо ложные сведения.

Клевету следует отличать от оскорбления [17] , которое представляет собой выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего, имеющую обобщенный характер и унижающую его честь и достоинство. Обязательным элементом клеветы является заведомая ложность позорящих другое лицо измышлений о конкретных фактах, касающихся потерпевшего. Если лицо, распространившее ложные измышления, добросовестно заблуждалось относительно соответствия действительности распространяемых им сведений, однако высказывания его носили оскорбительный характер, оно может быть привлечено к ответственности за оскорбление, а не за клевету.

Ответственность за клевету по гражданскому законодательству [ править | править код ]

В Российской Федерации практика уголовного преследования за клевету практически отсутствует. В подавляющем большинстве случаев спор решается в рамках гражданско-правовых отношений [18] по статье Гражданского Кодекса о защите репутации.

Клевета в искусстве [ править | править код ]

Выдающийся древнегреческий художник Апеллес, будучи несправедливо оклеветанным, изобразил на одной из своих картин «Аллегорию клеветы». Картина не сохранилась до нашего времени, однако осталось её подробное описание у Лукиана, на основании которого новое полотно на тот же сюжет создал в XV веке Сандро Боттичелли (ныне — в музее Уффици).

Пресс-конференция Министра юстиции Александра Коновалова по итогам совещания у Президента по вопросам совершенствования судебной системы

А.Коновалов: Законопроект, который сегодня обсуждался на совещании под руководством Президента страны, является очередным этапом политики, которую государство реализует в части оптимизации своей уголовно-судебной деятельности. Неоднократно говорилось о том, что сегодня основным трендом в уголовной политике государства должна быть не свирепость наказания, а его неотвратимость и адекватность тяжести, дерзости и опасности как собственно преступления, так и самого преступника по отношению к обществу. Как известно, ряд решений уже состоялись, в том числе прошли через парламент, в частности Президентом подписан закон об отмене так называемых нижних порогов санкций уголовных составов.

Сегодня обсуждался ещё один пакет новелл. Их можно условно разделить на несколько групп. Во‑первых, всё‑таки предлагается вернуться к идее декриминализации некоторых составов преступлений, которые сегодня являются уголовно наказуемыми деликтами, но, по сути, тяготеют к группе административных правонарушений и по своей тяжести, и по своей опасности, и, самое главное, по сегодняшнему применению этих норм. И, таким образом, ряд составов уголовных преступлений должны перейти в Административный кодекс, чтобы наказываться далее в порядке административной практики. Это перовое.

Второе, что предлагается сделать, – это изменить порядок применения некоторых составов преступлений, таких, например, как так называемая товарная контрабанда, когда через таможенную границу перемещаются товары и предметы, разрешённые к обороту. То есть объектом преступления выступает не столько безопасность государства, когда страдают от ввоза оружия, наркотиков, иных запрещённых к употреблению предметов, а страдает финансовая система страны, то есть не уплачиваются таможенные платежи. Предлагается несколько реструктурировать ответственность по этим составам, с тем чтобы отвечали за реальную опасность и за реальный ущерб, которые наносятся государству и обществу.

Предлагаются дополнительные виды наказаний, причём вид наказаний, который звучал в качестве рекомендаций в одном из посланий Президента Федеральному Собранию, – так называемые принудительные работы. Сегодня предлагается эту меру поставить в линейку так называемых альтернативных наказаний, то есть наказаний, не связанных с изоляцией от общества. Хотя, по сути, эта мера будет находиться на некой грани между обязательными работами, штрафами, исправительными работами и так далее, с одной стороны, с другой стороны – лишением свободы. То есть те, кто будут осуждены к этому виду наказания, будут находиться в специализированных исправительных центрах, но при этом на гораздо более мягком режиме, чем режим лишения свободы. Они будут находиться под наблюдением, но при этом главным их занятием будет труд, причём труд по соответствующим законным нормам и оплачиваемый. Из зарплаты, которую осуждённые будут получать в этих центрах, может быть компенсирован ущерб потерпевшим и будут возмещаться затраты государства на их содержание. И, наконец, какая‑то часть, до 25 процентов, будет поступать собственно осуждённому с тем, чтобы он не терял связи со своей семьёй, с социальной средой и чтобы не было такого трагического разрыва между состоянием отбывшего наказание человека и его состоянием до наказания.

Главной идеей всех этих изменений, всех этих новелл, ещё раз хочу повторить, является не так называемая либерализация уголовного закона, а, я бы сказал, его прагматизация. Речь идёт о том, чтобы у судов было гораздо больше возможностей для назначения наказания, соразмерного тяжести преступления, опасности виновного, его отношения к содеянному.

Сегодняшняя практика, которая, естественно, выстроена на действующий закон, далеко не всегда так гибко и так адекватно может реагировать на реальные и индивидуальные ситуации. Надо ещё понимать, что одно лишь ужесточение наказаний, направление новых и новых десятков тысяч людей в тюрьмы на долгие сроки – это не решение проблемы, в том числе, преступности и криминогенной ситуации. Дело в том, что все эти люди, которые сегодня удалены в места лишения свободы, вернувшись через годы в общество, будут в разы более опасны, чем они опасны даже сегодня. И, естественно, нужно понимать, что сегодняшние новеллы, которые предлагает Президент, которые подготовлены Министерством юстиции и Администрацией Президента, должны и будут применяться сугубо дифференцированно. То есть люди по‑настоящему опасные, по‑настоящему тяжко преступившие закон, будут получать максимально строгие и суровые виды наказания. В то же время те, кто менее опасен, смогут получать наказание, соразмерное их вине и их преступлениям.

Вопрос: Когда предполагается внести эти поправки?

А.Коновалов: Сейчас эти поправки обсуждены и в целом одобрены, они отправляются на согласование в Правительство России. В пределах, я думаю, месячного срока они должны получить отзыв из Правительства, далее Президенту вновь будет доложена эта ситуация. Насколько я понимаю, Президент готов вновь выступить субъектом законодательной инициативы по этим предложениям.

Вопрос: Президент недавно подписал Указ об общественном обсуждении законопроектов в интернете. Не планируется ли этот закон, например, в Министерстве юстиции обсуждать?

А.Коновалов: Я думаю, что планируется. Более того, довольно долго работала рабочая группа, она включала в себя в том числе представителей разных юридических профессий, разных ведомств, которые постарались сделать обсуждение максимально репрезентативным. Но я думаю, что дополнительные дискуссии никогда не помешают.

Вопрос: А как Минюст относится к инициативе президентского Совета по правам человека о проведении общественной экспертизы ряда резонансных дел, в частности по Ходорковскому?

А.Коновалов: Я не думаю, что дело Минюста давать комментарии, оценки таким инициативам, потому что эти инициативы должны быть совершенно заурядной и ординарной практикой. Нам не кажется страшным или неправильным, когда сообщество юристов, специалистов других профилей, в конце концов, просто граждан смогут дать квалифицированный и компетентный отзыв о той или иной судебной практике, не только судебной – административной практике, практике правоохранительных органов. Главное, чтобы там не было истерики, некомпетентности и раздувания страстей.

Поэтому ещё раз подчеркну: как говорят, один ум хорошо, а два – лучше. Речь не идёт о пересмотре судебных решений в каком‑то особом экстраординарном порядке. Другое дело, если будут найдены основания, дополнительные аргументы для кассационных жалоб, апелляционных жалоб, надзорных жалоб. Но сегодня это не является чем‑то противоречащим закону. Поэтому здесь нужно, чтобы это не было нагнетанием эмоций, а было конкретным предметным суждением.

Вопрос: Насколько мы поняли, это уже третий пакет поправок в Уголовный кодекс? Если вкратце, по итогам первого и второго пакетов что было привнесено?

Читайте так же:
Больничный по уходу за ребенком: как оплачивается

А.Коновалов: Во‑первых, мы сегодня уже видим если не радикальное, то тем не менее довольно существенное снижение количества людей, которые находятся в местах лишения свободы: примерно на 80 тысяч человек за год население колоний сократилось. Повторюсь, это не самоцель. Самое главное, чтобы мы профилактировали рецидив, чтобы мы способствовали ресоциализации осуждённых. Потому что гораздо проще вернуть в общество человека, который отбыл наказание в виде исправительных работ или принудительных работ, чем человека, который оттрубил лет восемь в колонии, у которого порваны все социальные связи, который сам изменился радикально и который часто настроен откровенно обструкционно по отношению к закону и к обществу.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, какие преступления всё‑таки будут перенесены в административные правонарушения?

А.Коновалов: Мы говорим «будут» гипотетически: если состоится именно в этой редакции принятие закона парламентом и его подписание Президентом. Это касается оскорбления, клеветы, в том числе клеветы в отношении судьи, причинения имущественного вреда без признаков хищения. Ещё некоторые другие составы, которые, по сути, являются в чём‑то мертворождёнными и, по сути, долго не работали, будучи уголовным деликтом.

О чём особо важно сказать – это продолжение политики если не по декриминализации, то иной организации уголовного преследования по так называемым экономическим составам. Довольно большую группу составов так называемых экономических преступлений предполагается снабдить возможностью прекращения уголовного преследования в случае полного возмещения нанесённого имущественного вреда всем, кто пострадал от такого преступления, – как гражданам, так и государству, во‑первых; а во‑вторых, выплаты фактического штрафа в пятикратном размере суммы вреда, который был причинён. По сути, это некое продолжение конструкции кратного штрафа, который был предложен по делам о взятках. Если это произойдёт, мы опять‑таки сможем сделать нашу судебную практику более дифференцированной, с тем чтобы она более чутко и более адекватно реагировала на различные виды угроз. В том числе если угроза была и ущерб нанесён только финансовой системе, не были задеты интересы личности, здоровье, права людей, то финансовое наказание может быть подчас гораздо более жёстким и гораздо более актуальным для виновного.

«Следствие и суд должны установить и доказать умысел распространителя клеветы»

Юрист Светлана Кузеванова о практике применения ст. 128.1 УК РФ, по которой судят Алексея Навального

В Бабушкинском суде Москвы продолжается заседание по делу о клевете, в которой обвиняют политика Алексея Навального. В июне прошлого года Следственный комитет России возбудил уголовное дело против оппозиционера из-за твита, в котором он назвал снявшихся в агитационном ролике за поправки к Конституции «холуями», «позором страны», «людьми без совести» и «предателями». Среди людей, снявшихся в ролике, таких как дизайнер Артемий Лебедев, актер Иван Охлобыстин, оказался и ветеран Великой Отечественной войны Игнат Артеменко. Он счел слова Алексея Навального в отношении себя клеветой. Старший юрист Центра защиты прав СМИ (внесен Минюстом в реестр иностранных агентов) Светлана Кузеванова рассказала “Ъ” о судьбе уголовной статьи за клевету и прокомментировала процесс Алексея Навального.

Онлайн-трансляция: второе заседание по делу Навального о клевете

Юрист Светлана Кузеванова

Юрист Светлана Кузеванова

Фото: Теплица социальных технологий / facebook.com

Юрист Светлана Кузеванова

Фото: Теплица социальных технологий / facebook.com

— Алексея Навального судят из-за его комментария в Twitter, в котором он не называл никаких имен и фамилий. Насколько здесь с юридической точки зрения обоснованы обвинения в клевете?

— Клевета, как и любые другие виды дел по диффамации (распространение порочащих сведений, клеветнических или оскорбительных),— это всегда дела, в которых затрагиваются личные, неимущественные права. Человек, в отношении которого говорится что-то порочащее, нелицеприятное, может пойти в суд, только если лично он персонифицирован, узнаваем. Если очевидно, про кого конкретно эта информация распространяется. И за много лет и в международной, и в российской практике сложился совершенно устоявшийся подход, стандарт в рассмотрении таких дел: если лицо неузнаваемо, если организация конкретно не называется, то не возникает и права на защиту чести, достоинства или деловой репутации.

Если я высказываю какие-то вещи про абстрактных чиновников, полицию, коррупционеров, пенсионеров, ветеранов — кого угодно, то люди, относящие себя к этой группе, не могут подать иск о диффамации или заявление о клевете, это юридически некорректно.

Клевета в юридическом смысле должна быть адресной. И в деле Навального, насколько я могу судить, адресного высказывания не было.

— На первом заседании по делу против Алексея Навального не было определенности в вопросе о том, кто же все-таки написал заявление о клевете — ветеран, его внук или какое-то третье лицо. Кто вообще может подавать заявление о клевете?

Первое заседание по делу Навального о клевете. Главное

— По заявлению потерпевшего возбуждаются уголовные дела частного обвинения, и они могут быть прекращены, если стороны примирились. Тут нет предварительного расследования, дознания, обвинение поддерживает сам потерпевший, и заявление подается в мировой суд. Категорий таких дел мало, всего три: причинение легкого вреда здоровью, побои и наша клевета. Но здесь имеется в виду самая обычная клевета по ч. 1 ст. 128.1, без таких квалифицирующих признаков, как публичное распространение, распространение в СМИ или в интернете. А вот ч. 2 ст. 128.1, по которой судят Навального, относится к делам публичного обвинения. Дело возбуждает дознаватель по чьему угодно заявлению, необязательно самого потерпевшего, насколько я понимаю, и дело как раз рассматривает суд общей юрисдикции.

— Что касается самого высказывания Алексея Навального в Twitter — оно может считаться клеветой?

— Клевета, в отличие от гражданского иска о диффамации,— это уголовное преступление. И разница между этими двумя правонарушениями состоит в том, что клевета — это всегда распространение заведомо ложных фактологических сведений. Это означает, что человек заранее знал, что распространяет ложь, и сознательно это делал с целью нанесения вреда чьей-то репутации. Я сомневаюсь, что Навальный оценивал свое высказывание как ложное или правдивое, потому что он явно выражал свое мнение по вопросу, который считал для себя и других людей очень значимым. И если смотреть на высказывание про «холуев», то его сложно считать сведениями в том смысле, как это понимает закон. Это скорее оценочные суждения.

Как мы будем проверять, действительно ли кто-то «холуй» и действительно ли он «предатель»? Это оценка.

Да, она критическая, да, она чувствительная и болезненная для ветерана, который прошел войну и для которого это очень обидно. Тем не менее это все равно оценка.

— В чем разница между клеветой и гражданско-правовыми формами диффамации?

— Диффамация в общем смысле — это распространение порочащих сведений. А дальше бывают ее разные конфигурации: распространение порочащих недостоверных сведений, просто недостоверных и заведомо ложных порочащих — это как раз клевета. Классический состав гражданско-правовой диффамации — это недостоверные порочащие сведения, но распространяющий их человек мог не знать, что они ложные, а добросовестно заблуждаться или ошибаться.

— А в клевете, получается, всегда должен быть преступный умысел?

— Да, и следствие и суд должны установить умысел распространителя клеветы и доказать его.

— Почему, как вы думаете, в так называемом деле ветерана против Навального возбудили дело о клевете, а не об оскорблении?

— Оскорбление — это всегда высказывание мнения в неприличной форме, и, на мой взгляд, слова Навального не дотягивают ни до клеветы, ни до оскорбления, потому что нет в них ничего неприличного. Но неприличную форму высказывания обычно определяет экспертиза.

Человек, который обиделся, волен выбирать любой путь защиты, и один другого не исключает и ему не противоречит. Он может хоть одновременно подавать гражданский иск о диффамации и заявлять о клевете.

— 30 декабря 2020 года в закон о клевете (ст. 128.1 УК РФ) были внесены изменения, которые критикуют юристы и другие эксперты. Что принципиально изменилось?

Читайте так же:
Доверенность на постановку автомобиля на учет в ГИБДД

— Добавилось два момента. Во-первых, законодатели отдельно закрепили возможность наказывать за клевету в интернете. За это и раньше наказывали, но по общей норме, а сейчас распространение клеветнической информации в интернете является квалифицирующим признаком наряду с публичной клеветой и клеветой в СМИ, что наказывается серьезнее. То есть теперь, если вы оклеветали кого-то в интернете, вы будете подвергнуты более тяжелому наказанию, чем если бы вы это сделали, например, другим способом.

А второе изменение — в законе о клевете появилось понятие так называемых индивидуально неопределенных лиц. Сюда как раз попадают разные группы — начиная от депутатов и заканчивая воспитателями детских садов.

— Что здесь вызывает сложности для юристов?

— Во-первых, совершенно непонятен механизм защиты этих индивидуально неопределенных групп людей. Как проверять заведомую ложность или достоверность сведений в отношении абстрактной группы? Это серьезным образом меняет саму концепцию диффамации. В отношении абстрактной группы можно разжигать рознь, ненависть, но нельзя ущемить ее достоинство. Какая может быть репутация, например, у чиновников администрации или студентов воронежского университета? Тут вообще много вопросов: как будет проходить порядок возбуждения таких дел и как будут выноситься эти решения? Эти поправки идут совершенно вразрез как с международными стандартами ведения дел о диффамации, так и с на самом деле позитивно сложившейся судебной практикой в России. Потому что практика по делам о диффамации в России — одна из немногих качественных на самом деле.

— Что значит — она была качественной, можете пояснить?

— В России за год рассматривается порядка 4 тыс. судебных дел о диффамации, большая часть из которых — гражданские иски. Половина из них касается представителей прессы и медиа, а другая — это просто граждане и организации, которые между собой что-то выясняют, защищают свою репутацию. И наработано уже много качественных разъяснений Верховного суда, толкующих, как судам правильно рассматривать подобные дела.

В 1990-е и начале 2000-х российские суды еще не понимали, как правильно разграничивать оценки и факты, что публичным фигурам должна предоставляться меньшая степень защиты, а публикациям, в которых очевиден общественно значимый интерес, должно предоставляться больше защиты.

Из-за этого было много одновременно грустных и смешных дел, когда суды признавали совершенно очевидные оценки фактами и требовали доказать их достоверность. Например, мы вели в ЕСПЧ одно из самых ярких дел — «Чемодуров против России», защищали журналиста из Курска, который назвал губернатора Александра Руцкого «ненормальным». Руцкой в 2000 году подал на него в суд и выиграл, хотя журналист утверждал, что имел в виду не состояние психического здоровья губернатора, а характеризовал его решения. В 2007 году ЕСПЧ признал эти слова классической формой свободы выражения мнения, а журналист, как человек, стоящий на страже общественных интересов, имел право таким образом прокомментировать действия политика.

В 2005 году Верховный суд принял постановление, разъясняющее, как правильно рассматривать эту категорию дел, и вот там уже были отражены все важные принципы, международные стандарты с учетом практики ЕСПЧ. И нынешние поправки противоречат этим стандартам, в том числе в части про индивидуально неопределенных лиц.

— Почему в 2012 году клевету так быстро вернули в УК, буквально спустя несколько месяцев после ее декриминализации?

— Мне кажется, что показательной была и сама декриминализация. Это тот случай, когда декриминализировали таким образом, чтобы показать, что отказываться от этого на самом деле никто не собирается. Если вспомнить, в 2011 году декриминализировали только общие составы клеветы и оскорбления. А специальные составы, которые касались представителей власти, судей и других специфических категорий лиц, в УК остались. И через три-четыре месяца клевету вернули в УК с еще большими суммами штрафов. Что парадоксально, мы вокруг себя имеем постсоветские страны, среди них Кыргызстан и Казахстан, в которых нет уголовной ответственности за клевету.

Даже постсоветские страны идут по пути отказа от этого, потому что весь мир говорит, что за слова порочащего характера человек не может быть привлечен к уголовной ответственности.

Возможны административная ответственность, компенсация морального вреда, но не уголовное преследование.

— Дел о клевете стало больше в связи с возвращением клеветы в УК?

— Клевета как статья работает не так часто, и уголовных дел в отношении обычных людей крайне мало. А если такие есть, то они редко доходят до суда. Опять же, уголовные процессы о клевете — это, как правило, дела с непростыми потерпевшими, внушительным административным ресурсом или политической волей. Например, сейчас мы ждем решения ЕСПЧ по жалобе пенсионера Евгения Шевелева из деревни Медведево Республики Марий Эл. В 2014 году на митинге в Йошкар-Оле он раскритиковал качество дорог города. Глава республики Леонид Маркелов обвинил пенсионера в клевете за фразу «Как воры в законе ставят своего смотрящего за городом Йошкар-Ола, так и воры над законом поставили своего смотрящего Маркелова со своими подручными, распилят они наш бюджет и наплевать им на нас». Суд в России признал Евгения Шевелева виновным в уголовном преступлении и оштрафовал на 20 тыс. руб.

— Создается впечатление, что даже суду непросто разобраться, где клевета, где оскорбление, а где — оценочное суждение.

— Стоит подчеркнуть, что наличие такого безумного числа составов в разных кодексах, наказывающих, по сути, за одно и то же, говорит о чрезмерности законодательного регулирования диффамации. И на практике получается, что статья за клевету часто используется как инструмент для сведения счетов, подавления, когда надо заткнуть неудобного человека — политика, активиста или журналиста. Поэтому этих дел не так много.

Уголовное преследование за клевету и оскорбление (исследование Института МедиаПредставителя).

За период своего существования Институт МедиаПредставителя (ИМП) ведется работа в рамках реализации национальной кампании по декриминализации ст.ст.127( клевета) и 128(оскорбление) УК Кыргызской Республики.

В рамках данного законопроекта, ИМП предварительно было обговорено с некоторыми депутатами Жогорку Кенеша Кыргызской Республики и их помощниками на предмет оценки возможности одобрения данного законопроекта.

Депутатам ЖК Кыргызской Республики (парламент) было представлено обоснование где в частности было указано следующее, что инициирование данного законопроекта, предлагающего, в частности, исключение ст.ст.127, 128( клевета и оскорбление) из Уголовного КодексаКыргызской Республики указано на то, что данный законопроект направлен на свободное функционирование средств массовой информации, защиту и развитие свободы слова, печати, деятельности журналистов в республике в соответствии с положениями ст.19 Международного пакта о гражданских и политических правах ратифицированного парламентом нашей страны.

Кроме этого, Медиа Представитель участвовал в рабочей группе инициированной Премьер-министром Кыргызской Республики для разработки законопроектов, направленную на государственную поддержку средств массовой информации, исключение давления на журналистов и средств массовой информации со стороны государственных органов и повышение ответственности тех, кто нарушает права на свободу слова, созданную в соответствии с Указом Президента Кыргызской Республики « О некоторых мерах, направленных на дальнейшее совершенствование демократических процессов в Кыргызской Республики « от 4 мая 20006 года за № 202.

Согласно данного распоряжения рабочей группе было предписано разработать законопроекты, предусматривающие гарантии оппозиционной деятельности, функционирование и деятельность оппозиции в Кыргызской Республике; законопроекты, направленные на государственную поддержку средств массовой информации, исключение давления на журналистов и средства массовой информации со стороны государственных органов, местных государственных администраций и органов местного самоуправления и повышение ответственности виновных в нарушении права каждого на свободу мысли, слова, печати и на беспрепятственное выражение мыслей и убеждений.

На заседании данной рабочей группы также бурно обсуждался вопрос о декриминализации клеветы и оскорбления.

Предварительные встречи с отдельными из депутатов выявляли их мнение в пользу данного законопроекта. Однако данный законопроект в рамках проекта по гумманизации уголовного законодательства 25.04.2007 года, во втором чтении не был поддержан парламентом республики. Причина такого решения, надо полагать, кроется в давнем нежелании декриминализировать клевету и оскорбление. Это уже четвертая попытка исключения этих преступлений из уголовного закона за последние восемь лет.

Читайте так же:
Исковое заявление о защите чести и достоинства

ИМП был проведен анализ ситуации и состояния дел, связанных с преследованием журналистов в порядке частного обвинения и представлено обоснование ( см. ниже) предлагающего, в частности, исключение ст.ст.127, 128( клевета и оскорбление) из Уголовного Кодекса Кыргызской Республики, где указано на то, что данный законопроект направлен на свободное функционирование средств массовой информации, защиту и развитие свободы слова, печати, деятельности журналистов в республике в соответствии с положениями ст.19 Международного пакта о гражданских и политических правах ратифицированного парламентом нашей страны.

В обосновании инициированного законопроекта, предлагающего, в частности, исключение ст.ст.127, 128( клевета и оскорбление) из Уголовного Кодекса Кыргызской Республики указано на то, что данный законопроект направлен на свободное функционирование средств массовой информации, защиту и развитие свободы слова, печати, деятельности журналистов в республике в соответствии с положениями ст.19 Международного пакта о гражданских и политических правах ратифицированного парламентом нашей страны:

Ст.19 Международного пакта о гражданских и политических правах.

1. Каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений.

2. Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору.

3.Пользование предусмотренными в пункте 2 настоящей статьи правами налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые однако, должны быть установлены Законом и являться необходимыми;

а) для уважения прав и репутации других лиц;

б)для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения;

Согласно ст.3 УК КР уголовный кодекс основывается на принципах законности, личной виновной ответственности, справедливости, демократизма, гуманизма и т.д.

Кроме того, ст.127 клевета — относится к делам частного обвинения и возбуждается не иначе как по жалобе потерпевшего и прекращается за примирением сторон. К делам частного обвинения относятся дела о преступлениях пр. ст.110 УК КР / побои/ за которое законодателем предусмотрена максимальная мера наказания в виде ареста сроком на 3 месяца, п.2 ст. 112 УК КР — умышленное причинение легкого вреда здоровью законом предусмотрен арест до 3 месяцев, при этом данный вид наказания в республике в настоящее время не применяется, исполнительные нормы которого будут разработаны не позднее 2002 года. По другим преступлениям ст.150 УК КР — нарушение авторских прав и ст.194 УК КР — разглашение коммерческой или банковской тайны законодателем вовсе не предусмотрены санкции в виде лишения свободы и даже ареста.

Таким образом, законодатель отнеся клевету к разряду преступлений небольшой тяжести, освободив лицо, совершившее данный вид преступления от уголовного преследования в случае достижения согласия с потерпевшим законодатель определил меру наказания за клевету в виде лишения свободы, за преступление которое причиняет лицу моральный вред. Даже за преступление, где объективной стороной являются именно физические действия законом не предусмотрена такая ответственность как лишение свободы.

При этом необходимо отметить, что субъектами данного вида преступлений в подавляющем своем большинстве не являются отпетыми преступниками совершающие преступления которые причиняют физический вред человеку, а причиняют моральный вред.

За клевету могут нести ответственность только физические лица т.е. в данном случае граждане и специальные субъекты (журналисты).

При всем этом в последнее время дела по клевете или оскорблению тенденциозно сократилась, если не сказать что сведены к нулю. Ущемленная сторона все больше обращается в суд с гражданским иском по защите чести, достоинства и деловой репутации — ст.18 Гражданского Кодекса КР. Уголовно-наказуемая диффамация (клевета и оскорбление) в настоящее время не является первостепенным средством в защите доброго имени.

Оценка международных экспертов («Определяя диффамацию» — серия международных стандартов, Артикль 19, Лондон, июль 2000г.) определяет принципы уголовно-наказуемую диффамацию следующим образом:

1. Все законы, касающиеся уголовно-наказуемой диффамации, должны быть отменены или заменены, где необходимо, соответствующими гражданско-правовыми нормами о диффамации. Должны быть предприняты шаги для поэтапной реализации данного принципа в тех государствах, где все еще существуют законы об уголовно-наказуемой диффамации.

2. На практике, осознавая тот факт, что во многих государствах законы об уголовно-наказуемой диффамации являются первостепенными средствами в защите репутации, следует немедленно предпринять меры, гарантирующие, что любой действующий закон об уголовно-наказуемой диффамации соответствует следующим условиям:

а) никто не должен быть осужден за ущемление репутации, пока сторона, считающая себя пострадавшей, убедительно не докажет наличие всех элементов состава преступления, перечисленных ниже;

б) запрещается возбуждать дела об уголовно-наказуемой диффамации, пока не будет доказано, что порочащие сведения являются заведомо ложными, то есть распространены лицом, которое знало об их ложности; или лицом, которое легкомысленно относилось к тому, являются сведения ложными или нет, и если это было сделано со специальным намерением причинить вред стороне, заявляющей об ущербе ее репутации;

в) органы государственной власти, включая полицию и государственных обвинителей — прокуратуру, не должны принимать участия в инициировании или преследовании по делам об уголовно-наказуемой диффамации, независимо от статуса лица, считающего себя пострадавшим, даже если он является высшим должностным лицом;

д) приговоры о лишении свободы, в том числе с отсрочкой исполнения; приостановление права на выражение своего мнения через конкретные СМИ или занятие журналистикой, или какой-либо другой профессией; чрезмерные штрафы и другие жесткие уголовные наказания недопустимы в качестве санкций за нарушение законов о диффамации, какими бы вопиющими или неприличными не были порочащие репутацию сведения.

При этом необходимо отметить, что Уголовным Кодексом Кыргызской Республики предусмотрены дополнительные меры наказания согласно ст. 46 Уголовного Кодекса КР — Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, и применяя данную норму Закона, органы правосудия не лишая свободы гражданина (журналиста) могут лишить его возможности выражать свое мнение .

Статья 46. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью

(1) Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может быть назначено судом на срок от одного года до пяти лет в качестве основного наказания или на срок от одного года до трех лет в качестве дополнительного наказания.

(2) Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в качестве дополнительного наказания может назначаться судом и в случаях, когда эта мера не предусмотрена статьей Особенной части настоящего Кодекса, и, исходя из характера совершенного лицом преступления, суд признает невозможным сохранение за ним права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью.

(3) При назначении этого наказания в качестве дополнительного к лишению свободы, содержанию в дисциплинарной части или аресту течение срока начинается после отбытия основного наказания, установленного приговором. При назначении лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в качестве дополнительного к другим видам наказания, а также при условном осуждении его срок исчисляется с момента вступления приговора в законную силу.

Таким образом, законодательно суды могут лишить граждан свободы либо заниматься определенной деятельностью, что фактически одинаково ведет за собой к невозможности выражать свое мнение и неотъемлемо нарушает право каждого человека на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает в свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ ( ст.19 Всеобщей Декларации прав человека и ст.14 Конституции Кыргызской Республики ).

В целом же данный законопроект действительно был направлен на свободное функционирование СМИ и журналистов, защиту свободы слова, и печати в республике.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector